За боевые заслуги. Ратный труд и заслуженное признание фронтовой радиоразведки

BIS Journal №2(45)/2022

8 июня, 2022

За боевые заслуги. Ратный труд и заслуженное признание фронтовой радиоразведки

Уже 80 лет отделяют нас от начала Сталинградской битвы. Семь месяцев её непрерывных боёв, прервавших более миллиона человеческих жизней, стали поворотным моментом всей Второй мировой войны. В победный итог битвы, а затем и последующих сражений значительный вклад внесли фронтовые радиоразведчики.

 

ПЕРВЫЕ УДАЧИ В ДОНСКИХ СТЕПЯХ

Нелёгок был путь фронтовых частей радиоразведки к такому успеху. В период отступления от Харькова, с конца июня 1942 г., радиоразведка оказалась в сложном положении в донских степях. Тогда, согласно воспоминаниям ветеранов, «фронтовые части радиоразведки систему радиосвязи немцев в оперативном звене контролировали слабо, а в тактическом (дивизия — полк) вообще исключили из наблюдения». Некоторая стабилизация наступила в середине июля. «Фронтовые радиодивизионы стали располагаться в 40–50 км от линии фронта, что позволило вести наблюдение за дивизионными радиосетями немцев. Был организован более качественный анализ и обобщение получаемых ими разведывательных сведений.

К началу обороны Сталинграда 394-й и 561-й радиодивизионы ОсНаз Сталинградского фронта уже достаточно полно вскрыли и начали непрерывное наблюдение радиосвязи 6-й полевой и 4-й танковой армий противника». 394-й радиодивизион работал по войскам 6-й армии, а 561-й— по войскам 4-й танковой армии. «К 20 июля было точно установлено, что в помощь 6-й армии Паулюса прибыли два армейских корпуса — появились новые радиостанции, принадлежащие их штабам. В последующие два дня до радиомолчания снизилась активность радиосвязи противника. Это говорило о том, что враг готов к наступлению. 6-я армия ударила 23 июля, радиомолчание прекратилось».

Бывший старшина И. З. Захаров из 394-го радиодивизиона вспоминал, как знание характеристик вражеских радиостанций, а также скорости, чёткости и почерков работы на ключе немецких радистов позволило ему с товарищами отличать танковые и мотодивизии от пехотных и эсэсовских. «В дни наступления танковых соединений мы замечали каждое изменение пеленгов их радиостанций... В один из таких дней я принял радиограмму, переданную открытым текстом. В ней дивизионный радист сообщал в вышестоящий штаб, что „25 танков переправляются через Дон в районе Цимлянской“. Эта же телеграмма была принята и старшим сержантом В. А. Ковалём. Содержание её доложили командующему фронтом К. К. Рокоссовскому. А он приказал лётчикам нанести бомбовый удар по переправе через Дон и танкам врага... Коваль и я стали кавалерами ордена Красной Звезды».

Из наградного листа на начальника приёмного центра старшего лейтенанта А. К. Бушуева: «… под его руководством в боях за Сталинград были выявлены 6-я армия, 4-я танковая армия, 48-й танковый корпус, 24, 51, 17 и 8-й армейские корпуса, 44, 376, 113, 76, 295, 79, 305 и 386-я пехотные дивизии. Для повышения качества боевой работы предложил новые технические методы радиоразведки — спаренность приёмников, в результате которых намного повысилось качество добываемого материала о противнике».

 

ГЛАВНЫЕ ОРИЕНТИРЫ – ЗЕНИТЧИКИ И ЛЁТЧИКИ

Кроме радиосетей сухопутных, танковых войск, авиации, надёжным источником необходимых сведений стали радиосети зенитной артиллерии. «Зенитный дивизион придавался дивизии, и штаб зенитчиков всегда располагался рядом с её штабом. Обнаружив штаб зенитного дивизиона, „слухачи“ твёрдо знали: там же находится и штаб дивизии».

В обороне немцы широко использовали проводные линии связи и режим радиомолчания. Но даже в такие моменты в авиации радиообмен продолжался. Ветераны вспоминали: «Наши специалисты по особенностям построения позывных бортовых радиостанций научились различать принадлежность самолётов к определённому роду авиации, эскадрам, группам, отрядам. Когда гитлеровцы ввели в действие новую таблицу позывных Е, начался трудный этап раскрытия этой таблицы. Нас выручил, во-первых, золотой фонд — опытные радисты-слежечники, способные запомнить едва уловимые особенности почерка вражеских радистов, и, во-вторых, более углублённая централизованная обработка материалов радиоразведки. Постепенно захватывались войсками и сами таблицы Е».

Неприятельская авиаразведка стала особенно ценным источником информации. Поэтому дивизионами были сформированы две группы для перехвата донесений авиаразведки противника на волнах УКВ, их разместили на КП фронтов.

Перехват сообщений немецких самолётов-разведчиков в 394-м радиодивизионе был поручен переводчику В. Д. Козлову. «Вооружённый приёмником УКВ, позволявшим обнаруживать вражеские самолёты с момента их вылета, он, расположившись на небольшой высотке, следил за их полётами. Обычно немецкий самолёт-разведчик вылетал рано утром. Лётчик связывался со своим аэродромом и штабом, запрашивал слышимость, сообщал метеосводку и облетал передний край наших войск. Он наблюдал за артиллерийскими батареями, скоплением пехоты, аэродромами и другими объектами. Глядя на карту, где все пункты были закодированы, он открытым текстом в микрофон передавал расположение наших войск. Эту же информацию с картой перед глазами и с карандашом в руках принимал и заносил на карту В. Д. Козлов. Он без промедления по телефону передавал информацию своему начальнику. Исходя из этого, командование фронта принимало меры по передислокации и маскировке войск».

 

ЖГУЧАЯ ОСЕНЬ И ГОРЯЧИЙ СНЕГ

В конце сентября бои шли уже в городе. «Стремясь завершить захват Сталинграда, немцы постоянно производили перегруппировку своих сил из-за больших потерь. Радиоразведчики докладывали о перемещении частей противника. Им удалось своевременно обнаружить выход итальянских и румынских частей к Дону: северо-западнее 6-й армии перешли к обороне 3-я румынская и 8-я итальянская армии, а южнее Сталинграда место убывших в Сталинград немцев заняли части 6-го и 8-го румынских корпусов».

Как оказалось впоследствии, эта информация стала бесценной для командования, подарив идею будущей победной операции «Уран» по окружению вражеских войск. В радиодивизионы тогда оперативно прибыли переводчики с итальянского и румынского языков. «Радиосвязь итальянских и румынских войск явилась для капитана М. Пяткова и других офицеров оперативного отделения новым источником получения сведений не только о них, но и о немецких частях, взаимодействующих с ними».

Иллюстрация 1. Директивы для радиоразведки при подготовке операции «Уран»

 

«К началу контрнаступления советских войск радиоразведка вскрыла группировку немцев и их союзников перед Юго-Западным, Донским и Сталинградским фронтами. В ходе контрнаступления радиоразведка фронтов достаточно полно освещала состояние и деятельность войск противника, вскрывала подготовку их контратак и переброску резервов». Так, «20–23 ноября радиоразведка засекла переброску из-под Сталинграда в район прорыва 24 танковой дивизии. 22–24 ноября доложено нашему командованию о переброске с Северного Кавказа на аэродром Тацинская 1-й штурмовой эскадры. 23 ноября кольцо окружения сомкнулось. Радиоразведка сообщила о штабах противника, попавших в окружение.

В декабре радиоразведка постоянно вскрывала состав сил, которые противник направлял для деблокирования 6-й армии. Радиоразведка выявила прибытие в деблокирующую армейскую группу командующего группой армий «Дон» генерал-фельдмаршала Манштейна. 394-му радиодивизиону была поставлена не совсем обычная задача: создавать помехи, срывать связь между штабом 6-й армии и штабом деблокирующей группировки, где находился тогда Манштейн. Помехи обеспечивали фронтовые связисты, а вот наводили и корректировали их по частоте радиоразведчики. Они использовали и дезинформацию окружённого противника, входя с ним в связь по выясненным позывным».

12 декабря немцы перешли в наступление из района Котельниково, но были остановлены. «Специалисты 561-го радиодивизиона в решающий момент добыли очень ценные сведения: немцы перебрасывают в район Котельниково с правого берега Дона 17-ю танковую дивизию. Навстречу устремилась 2-я армия Малиновского. 19 декабря противник был остановлен, а затем и разбит. А к 31 декабря деблокирующая группировка потерпела полное поражение». 9 января немцам предъявили ультиматум, на следующий день, 10 января, советские войска начали операцию «Кольцо». 2 февраля окружённый противник сдался.

 

ПЕРВЫЕ КРАСНОЗНАМЁННЫЕ ДИВИЗИОНЫ

В феврале 1943 г. за весомый вклад в общую победу и «образцовое выполнение боевых заданий командования» 394-й и 561-й радиодивизионы были награждены орденами Красного Знамени.

Вот некоторые из заслуг 394-го радиодивизиона, отмеченных в наградных документах:

— «своевременно давались данные о передислокации дивизионных радиостанций противника при движении на Сталинград, движение дивизий на излучине реки Дон, выход и действие их южнее Сталинграда;

— во время окружения 6-й армии и 4-й танковой армии у Сталинграда отражались все перегруппировки войск до полного разгрома данной группировки;

— выявлен подход танковых дивизий на Котельническое направление и в район Тормосин, а также отход данных дивизий под ударами Красной Армии на юго-запад от Сталинграда;

— в период подготовки к наступлению на Сталинград выявлена переброска из глубинных аэродромов 1-й штурмовой эскадры, 76-й бомбардировочной эскадры, 1-й учебной эскадры пикирующих бомбардировщиков на аэродромы в Тацинскую, Морозовский, Миллерово, Таганрог, Ростов».

На 1 января 1943 г. личный состав 394-го радиодивизиона насчитывал 215 человек, из них рядовых — 18.

 

«…УСТАНОВИЛ ДИСЛОКАЦИЮ И ДИНАМИКУ ПЕРЕД ПРАВЫМ ФЛАНГОМ»

После разгрома немцев под Сталинградом дивизион перебросили на Орловско-Курскую дугу в подчинение командованию Центрального фронта. Постоянное взаимодействие в эфире радиоразведчиков и радистов противника давало бесценный опыт и тем, и другим. В 1943 году в немецких войсках заметно изменился характер радиообмена. «Открытый текст в радиопередачах стал встречаться лишь в исключительных случаях. Передача и приём во многих радиосетях стали осуществляться на различных частотах, обычной стала радиосвязь без позывных. От былого пренебрежения к советской радиоразведке не осталось и следа».

Иллюстрация 2. Одна из германских переговорных таблиц

 

С осени 1943 года фронтовые дороги неудержимо приближали бойцов краснознамённого 394-го радиодивизиона к Берлину. Больше стало наградных документов. В одном из них, на начальника радиостанции старшего сержанта Д. И. Густова, записано: «…Своей непосредственной работой на аппаратуре установил дислокацию и динамику перед правым флангом фронта следующих войсковых соединений противника: 16-го армейского корпуса СС с входящей в него 15-й пехотной дивизией СС латышей, 7-й танковой дивизией СС. Из перехваченного открытого текста установил действие на Штеттинском направлении 14-го танкового корпуса. 18 февраля отметил перемещение радиостанций из состава 4-й мд СС «Полицай» из Ноймери в Браллентин».

 

«ДОСТОИН ПРАВИТЕЛЬСТВЕННОЙ НАГРАДЫ…»

Интересную информацию о радиоразведке и боевом пути радиоразведчиков содержат наградные листы, представленные на интернет-портале «Память народа». Конечно, их краткое содержание может вызвать вопросы и иногда нуждается в комментариях. Вот пример.

Ст. лейтенант Эсс Игорь Яковлевич, оперуполномоченный 6-го Полевого отдела 5-го Управления НКГБ СССР.

«Ст. лейтенант Эсс в Красной Армии с 1940 года. Участник боёв по обороне Ленинграда.

Весь период Отечественной войны находился в действующей армии. Находясь в 6 Полевом Отделе с 1942 г., тов. Эсс быстро овладел своей специальностью дешифровальщика и разработал за этот период более 3000 шифрованных радиограмм противника.

После Отечественной войны тов. Эсс разработал около 2000 телеграмм переписки германских частей, сохранившихся после капитуляции Германии и возглавляемых штабом немецкой армии „Норд“.

Тов. Эсс предан нашей Родине и партии и вполне достоин награждения правительственной наградой орденом „КРАСНАЯ ЗВЕЗДА“» (илл. 3).

Согласно представлению к ордену, ст. лейтенант И. Я. Эсс занимался дешифрованием документов группы армий «Север». Так, с переводом на русский язык, ныне принято называть германскую военную группировку «Норд», обеспечивавшую блокаду Ленинграда, а в январе 1944 года отброшенную от города на Запад. К осени значительная её часть, упомянутая в наградном листе, закрепилась на обширном полуострове в западной части Рижского залива и стала именоваться советским военным командованием как Курляндская группировка. Несколько попыток её ликвидации, сопровождавшихся большими потерями в советских войсках, к успеху не привели. Немцы морем доставляли снабжение и пополнение через расположенные на Курляндском полуострове крупные порты Лиепая и Вентспилс. Краснознамённый Балтийский флот в основном был заперт тогда минными полями в восточной части Финского залива. Всё же 10 мая 1945 года началась сдача в плен отдельных немецких частей. Она затянулась до конца мая, иногда сопровождаясь попытками вооружённого прорыва. Всего сдались около 200 тысяч военнослужащих, приблизительно 25 тысяч сумели добраться морем до Швеции, попытки таких переправ продолжались до поздней осени. Значительная часть латышского легиона СС спряталась в лесах и болотах Курляндии, создав основу «лесных братьев».

Понятно, что в таких условиях боевая работа дешифровальщиков Полевого отдела затянулась надолго. Прежде всего требовалось провести разработку трофейных штабных документов. Разумеется, среди пленных организовали поиск всех причастных к шифровальной работе. Подобная работа уже давно была налажена и в Красной Армии, и у союзников.

Так, по заданию созданного союзниками «Комитета по целевой разведке» — TICOM (Target Intelligence Committee) в последние месяцы войны около двухсот германских криптографов были разысканы и тайно вывезены в Великобританию. С их помощью и на основе анализа захваченных германских документов союзники выяснили, какие из их собственных шифров немцам удалось вскрыть. В частности, оказалось, что в Германии успешно читали переписку, использовавшую «Шифр ВМС № 3», часто применявшийся союзными конвоями в Атлантическом океане. Вероятно, по этой причине конвои нередко становились жертвой неожиданных атак противника. Понятно, что немецкое командование тщательно скрывало такие успехи своих специалистов и стремилось отвести от них подозрение. Вполне возможно, что этим объясняются высокие германские награды для руководителей финских дешифровальщиков, особенно после гибели конвоя PQ-17.

Иллюстрация 3. Наградной лист

 

«…МЕДАЛЬ ЗА ГОРОД БУДАПЕШТ»

Приведём ещё несколько выписок из наградных листов завершающего периода ВОВ.

Ст. сержант Негреев Фёдор Васильевич, старшина-радист 5-го Отдельного дивизиона Спец. службы войск НКВД СССР.

«Тов. Негреев, находясь на фронтах с самого начала Отечественной войны, проявил себя способным и умным радиоразведчиком. Радиоразведчик I класса.

За время наступательных действий войск фронта тов. Негреев дал много ценных сведений о противнике. Во время контрнаступления противника в январе и феврале 1945 г. тов. Негреев обеспечил перехват материала от окружённой группировки в Будапеште. Работал на самом ответственном участке спец. задания.

За образцовое выполнение спецзаданий командования тов. Негреев заслуживает Правительственной награды — медали „ЗА БОЕВЫЕ ЗАСЛУГИ“».

 

Сержант Миненко Александр Сергеевич, старшина-радист.

«Тов. Миненко находится в радиоразведчастях с 1940 г. и на фронтах Отечественной войны с самого её начала. За это время тов. Миненко дал много ценных сведений о противнике. Радиоразведчик I класса.

Во время боёв в районе Секешфехервар и оз. Балатон тов. Миненко обеспечил перехват ценного материала от 5 ТД СС «Викинг», 3 ТД СС «Тотенкопф». ... Заслуживает Правительственной награды — медали „ЗА БОЕВЫЕ ЗАСЛУГИ“».

 

Мл. сержант Коломиец Мария Ананьевна, старший радист.

«Тов. Коломиец, находясь на фронте Отечественной войны с мая месяца 1942 г., проявила себя умелой и способной радиоразведчицей.

За это время тов. Коломиец много вскрыла сетей противника, тем самым дала много ценного материала, особенно о дислокации частей и соединений. Во время контрнаступления противника ею были вскрыты сети 5 ТД СС „Викинг“ в полном составе, 3 ТД СС „Тотенкопф“, а также наличие 1 ТД в районе озера Балатон. ... Заслуживает Правительственной награды — медали „ЗА БОЕВЫЕ ЗАСЛУГИ“».

 

В ту пору, когда утверждались представленные здесь наградные документы, на венгерских просторах вступала в свои права весна. Победная весна 1945 года.

Публикация подготовлена с использованием средств гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества №21-1-009977, представленного Фондом президентских грантов.

Смотрите также