BIS Journal №3(38)/2020

15 сентября, 2020

«Он был образцовый начальник...»

О времени и шифровальном хозяйстве Императора Александра III.

175 лет назад, 10 марта 1845 г., родился Великий князь Александр Александрович Романов, будущий Император Александр III. Ныне он едва ли не единственный из высших руководителей нашего Отечества 19-20 столетий, солидарно поминаемый в целом положительно. Он вступил на престол после гибели отца Императора Александра II от рук террористов 1 марта 1881 г.

 

СНИЖЕНИЕ СОЦИАЛЬНОГО НАПРЯЖЕНИЯ

Как известно, корректировка реформ прежнего царствования позволила разрядить социальную обстановку и начать восстановление финансовой системы, расстроенной войной 1877-1878 гг. с Турцией. Состояние страны осветила 15-я Всероссийская промышленно-художественная выставка, состоявшаяся в Москве в 1882 г. В ней участвовали 5318 экспонентов, а количество посетителей превысило 1 млн. человек. По числу участников лидировали сельское хозяйство, кустарная и лёгкая промышленность; значительным было представительство и в научно-учебном отделе.

 

СВОБОДНЫЙ ВЫХОД В ОКЕАНЫ

Рост экономики России в 1880-е годы позволил восстановить Черноморский флот и увеличить морские возможности в других бассейнах. Большую роль в восстановлении флота и в организации морских внешнеторговых сообщений сыграло Российское Общество Промышленности и Торговли (РОПиТ). Суда этого акционерного пароходства вышли во все океаны. Плавали и в Персидский залив, и по Индийскому океану, беспокоя Великобританию приближением к её индийским владениям, главному сокровищу британцев.

Повсеместное развитие морских сообщений настоятельно указывало на необходимость свободных выходов в океаны. Нужны были и незамерзающие порты. Такую роль должны были сыграть новые порты на Мурманском побережье и Дальнем Востоке. Император Александр III хотел, чтобы основной военный порт был устроен на Кольском Севере в обширной незамерзающей Екатерининской гавани, при этом сама гавань должна была соединиться железной дорогой с Петербургом.

 

«ПУТЬ ДАЛЁК – ДАЛЬНИЙ ВОСТОК»

Конечно, каждая новая задача тянула за собой множество других. Предстояло трудоёмкое и дорогостоящее освоение Севера, Сибири и Дальнего Востока. Надо было, прежде всего, заселить перспективные районы, обеспечить транспортную и телеграфную связь с ними. Но ещё раньше надо было изучить эти места. Разведка северных и восточных морей и подходов к устьям рек Сибири активно велась ещё в 1733-1743 гг. Тогда, как известно, отрядам Великой Северной экспедиции удалось исследовать арктическое побережье Сибири, а также добраться до берегов Северной Америки и Японии.

В конце 19 столетия для организации регулярного судоходства требовалось уже детальное представление об особенностях северных и восточных морей и их берегов. На этих берегах предстояло закрепиться. Так в 1860 г., сразу же после присоединения Уссурийского края к России, в удобном заливе Японского моря был основан Владивосток.

Когда Цесаревич Николай достиг совершеннолетия, то Император Александр III отправил его в путешествие именно на Дальний Восток. Да и замысел великого транссибирского пути глубоко занимал Александра III. Цесаревича он назначил председателем комитета по созданию Транссиба и тот очень увлёкся своим назначением. Он и заложил 19 мая 1891 г. основание Уссурийской железной дороги, соединившей Владивосток и Хабаровск. Став Императором, Николай II сохранил за собой звание председателя комитета и всё время интересовался его делами.

Но для подлинного закрепления и освоения новых территорий нужны были массы переселенцев. Активная государственная переселенческая политика 19 столетия тоже началась с 1891 г., совпав по времени с широким разворотом работ по прокладке Транссибирской магистрали.

 

ИМПЕРАТОРСКИЕ КАДРОВЫЕ НАЗНАЧЕНИЯ

Надо отметить, что при Александре III крупные государственные свершения вполне сочетались с оригинальными кадровыми назначениями. Так, его выдвиженцы, министры финансов И.А. Вышнеградский и С.Ю. Витте, известные своей энергичной деятельностью, пришли из железнодорожного транспорта, причём оба по образованию были математиками. Вышнеградский учился в Петербурге и стал знаменит своими трудами по теоретической и прикладной механике, теории автоматического управления. Витте блестяще окончил физико-математический факультет Новороссийского университета в Одессе, тоже мечтал об учёной карьере, но стал железнодорожным предпринимателем.

Много позже Витте вспоминал о начале своей чиновной карьеры так. Однажды, занимая пост управляющего одной из частных дорог на юго-западе России, он в своём рапорте министру путей сообщения написал о необходимости снижения скорости движения царского поезда, ввиду его чрезмерной тяжести. При личной встрече в царском поезде министр заметил ему, что надругихдорогахниктонеосмелилсятребовать, чтобы Государя везли с меньшей скоростью. На это Витте ответил: "Пускай делают другие, как хотят, а я Государю голову ломать не хочу, потому что кончится тем, что Вы таким образом Государю голову сломаете". Спустя два месяца произошла известная катастрофа с царским поездом в Борках. Прошло ещё немного времени и Александр III уполномочил министра финансов Вышнеградского передать Витте предложение возглавить новый департамент железнодорожных дел в его министерстве, "так как Витте оказался прав". 

 

ЗАМЫСЛЫ ОСУЩЕСТВИЛИСЬ

Инерция, заданная в правление Александра III росту экономики действовала до самой мировой войны, определяя поступательное развитие России.

Первый поезд пришёл из Петербурга во Владивосток в июле 1903 г., всего через 12 лет после начала строительства дороги, полностью профинансированной государством. Правда, этот первоначальный путь проходил через спрямляющий трассу участок, расположенный на китайской территории в Манчжурии. С этого участка, из нового города Харбин, тогда же железная дорога прошла в новую базу Тихоокеанского флота Порт-Артур.

Транссиб стал особенно активно использоваться переселенцами из европейской части России после завершения воинских перевозок, связанных с Русско-Японской войной. Конечно, сильно повезло в заселении районам, расположенным неподалёку от магистрали. Уже к 1896 году там осело более 1 млн переселенцев. В 1897-1914 гг. Сибирь и Дальний Восток освоили ещё 2.5 млн новосёлов, тогда же нынешняя территория Казахстана приняла 1.3 млн переселенцев. При том, что в европейской части России в тот период времени активно развивалась промышленность и росло городское население.

Безусловно, здесь существенно влияние высокого естественного прироста населения Российской империи, в 1894-1914 годах, он составил 40%. Но не менее важны те льготы, которые получали переселенцы в Сибирь и на Дальний Восток. 

Осуществился и замысел Александра III о железнодорожной магистрали на Мурманское побережье Баренцева моря. Но она вступила в строй лишь в 1916 г., одновременно с основанием города Романов-на-Мурмане (ныне Мурманск).

 

«ТАМОЖЕННЫЙ ТАРИФ» – ЭТО ДА!

Ускорение развития России в царствование Александра III исследователи связывают с переменой экономической политики: прежняя либеральная политика свободной торговли сменилась протекционизмом, поддержкой собственных производителей. Большую роль здесь сыграли новые таможенные тарифы. Свой заметный вклад в их составление внёс Д.И. Менделеев. Помимо прочего, Дмитрий Иванович показал себя успешным предпринимателем, и министр финансов И.А. Вышнеградский привлёк своего товарища по учёбе на физико-математическом факультете к разработке тарифов на нефтехимические продукты и оборудование. Конечно, мы знаем Д.И. Менделеева, прежде всего, как великого химика. В 2019 году исполнилось 150 лет "Периодической системе элементов", носящей его имя. Но сам Дмитрий Иванович о главных своих достижениях отзывался так: "Что "Общая химия", вот "Таможенный тариф" – это да!".

С.Ю. Витте, министр финансов в правительствах Александра III и Николая II, указал в своих мемуарах: "Император Александр III не был ни либералом, ни реакционером, а был - честный, благороднейший, прямой человек... он был образцовый начальник, образцовый хозяин... Если что-нибудь он сказал, то на его слово можно было рассчитывать, как на каменную гору. Он твёрдо настаивал на введении протекционной системы, благодаря которой... недалеко уже то время, когда Россия будет одной из величайших промышленных стран".

 

«ЦАРЬ МИРОТВОРЕЦ»

Всё же главным достижением правления Александра III обычно признают обеспечение мирного развития России, сопровождавшегося заметным ростом её международного авторитета. Все 13 лет его правления Россия прожила без терактов и ни разу не участвовала в войнах. Хотя межгосударственные отношения складывались порой для неё весьма напряжённо. Так, в 1887 г. началась "таможенная война" с Германией, которая завершилась в итоге справедливым и выгодным для России торговым договором 1894 г.

Александр III вошёл в историю как "Царь Миротворец". Такая оценка впервые прозвучала осенью 1894 г., когда Император уже был близок к своей неожиданной и безвременной кончине. В европейских столицах тогда признавали: "Мы теряем арбитра, который всегда руководствовался идеей справедливости". Даже негативно отзывавшийся о политике России британский маркиз Солсбери заявил: "Александр III много раз спасал Европу от ужасов войны". Так, энергичные действия русского Царя предотвратили войну Германии с Францией в 1887 г. Современник Александра III, немецкий историк О. Егер написал для "Всемирной истории": "Подобно всем государям, сознающим свою силу, он никогда, нигде и никому не угрожал ею и ни разу не воспользовался в ущерб чьих бы то ни было интересов... Постоянно имея в виду только интересы и достоинство России, Александр III вёл свою политику открыто, не прибегая ни к каким ухищрениям, держась в отношении к другим державам безукоризненной прямоты и неуклонной справедливости... Россия, возведённая Императором Александром III на высокую степень могущества, получила решающий голос в делах европейских и азиатских".

 

ХОДЯЧИЙ АРХИВ МИДА

По свидетельству современников, Александр III был подлинным организатором своей дипломатии и, вероятно, справедливо его высказывание: "Я сам себе министр иностранных дел". Но и МИД во главе с Н.К. Гирсом обеспечивал ему квалифицированную помощь.

Особенный авторитет у Императора имел, благодаря своей работоспособности и компетентности, Владимир Николаевич Ламздорф. В 1882 г. он возглавил канцелярию МИД, с 1886 г. стал первым советником министра и по совместительству вошёл в Комитет шифров. Позже, при Николае II он получил назначения вначале товарищем министра, а затем и министром иностранных дел. При всём противоречии отзывов о нём, по мнению многих современников Ламздорф был "ходячим архивом министерства иностранных дел по всем его секретным делам", деловым и скромным человеком. В.Н. Ламздорф оставил для истории свой дневник 1886-1896 гг., ныне он опубликован. Это 26 больших тетрадей с подробным описанием на французском языке событий и документов. В дневнике более пятидесяти раз упоминается о доложенных Александру III и Николаю II материалах дешифрования дипломатических телеграмм и резолюциях государей на них. Это переписка послов в России со своими правительствами, обмен телеграммами английского посла в Персии с министром иностранных дел Великобритании, немецкого посла в Турции с Берлином, между Берлином и Парижем и т. д.

 

«ШИФРЫ ВСЕХ ВЕЛИКИХ ДЕРЖАВ ВСКРЫТЫ»

Вот запись от 14 апреля 1890 г.: "Вчера министр послал [государю] перлюстрированную телеграмму германского Генерального штаба к [военному атташе] Йорку фон Вартенбургу от 11 апреля следующего содержания: "Важный документ №... будет оправлен вам сегодня вечером с курьером. Генеральный штаб". Около номера Его Величество поставил красным карандашом "13" и написал: "Нельзя ли постараться разобрать, какой №. Я думаю, что должно быть №13". После того, как шифровальный отдел подтвердил это предположение, государь приписал на том же документе: "Если это №13, то нет сомнения, что Йорк выкрал из главного штаба расписание №13" (то есть самое последнее, самое новое мобилизационное расписание). Его Величество сказал министру, что в это дело, требующее особой осторожности, не должен быть посвящён никто, кроме [петербургского градоначальника] Грессера, и что последнему, не сообщая об источнике нашей информации, необходимо поручить следить за приезжающим сегодня германским курьером и за Йорком, для того чтобы знать, кому будет передан полученный им пакет".

2 декабря 1895 г.: "Вчера в 2 часа собирался Комитет по шифрам. Послушать наших перлюстраторов, так они делают в самом деле просто чудеса, однако количество чиновников, занимающихся этим благородным ремеслом, недостаточно, и целую массу телеграмм подвергнуть дешифрованию не удаётся. Шифры всех великих держав и большей части других стран вскрыты; один лишь австрийский шифр не поддаётся усилиям наших перлюстраторов, и поэтому никогда не удавалось читать секретную переписку венского кабинета".

Показатели дешифровального отделения по работе с телеграммами за 1883–1892 гг. приведены в таблице, в скобках указаны данные за предыдущее десятилетие.

По результатам дешифрования дипломатической переписки руководство России имело достаточно ясное представление о реальных сообщениях иностранных представителей в Петербурге своим правительствам. Например, Ламздорф 25 ноября 1890 г. отметил, что «перлюстрации телеграмм турецкого посла [Гусни-паша] убедили нас в том, что он имеет несчастную привычку представлять своему правительству всё происходящее в совершенно ложном свете».

 

«МЕНЯ ПРЕДУПРЕДИЛИ…»

Перлюстрация позволяла проследить, насколько точно иностранные дипломаты информируют своё руководство о собственных официальных беседах в Петербурге и даже узнать о содержании разговоров российских послов с иностранными министрами. Так, 28 февраля и 5 марта 1891 г. в дневнике отмечено, что из перлюстрации телеграмм министра иностранных дел Франции А. Рибо его послу в России А. Лабулэ стало ясно – посол России во Франции А.П. Моренгейм прочел французскому министру не только официальное письмо министра Н.К. Гирса, но и «личную собственно ручную записку, которую г. Гирс послал ему 19 февраля. Моренгейм отнюдь не был на это уполномочен». Со своей стороны Гирс на тексте перлюстрированной французской телеграммы сделал помету для императора: «Хотя и не поручал барону Моренгейму прочесть моё письмо г. Рибо, но, может быть, он недурно сделал, решившись на такое сообщение». Рядом помета Александра III «Да», подтверждающая одобрение рискованного шага российского посла.

6 июня 1895 г. В.Н. Ламздорф привёл фрагмент дешифрованной телеграммы германского посла, отправленной в Берлин: "Использую этот шифр из осторожности, так как предыдущий употреблялся слишком часто и у меня появились основания для недоверия. Меня предупредили, прошу о новом шифре". Это было уже при новом министре А.Б. Лобанове. Далее В.Н. Ламздорф добавил свой комментарий: "Сабанин, старший чиновник нашей экспедиции по перлюстрациям, прилагает к данному документу письмо на имя князя Лобанова; в нём он привлекает внимание министра к вредоносности тех "предупреждений", наличие которых выясняется из телеграммы. Совершенно очевидно, что проболтаться в данном случае могли Лобанов или Шишкин (товарищ, т.е. заместитель министра – Б.С.) при их разговорах с дипломатами или же с министром финансов и его агентами".

 

ГЛУБОКОЙ НОЧЬЮ

По записям в дневнике можно составить представление и о трудоёмкости применения собственных дипломатических шифров. Вот что Ламздорф сообщил о расшифровании телеграммы, доставленной вечером 9 марта 1890 г.: "Из Берлина только что получена длинная телеграмма; дежурный чиновник Столыпин приносит её мне; она начинается словами: "Строго личная". Это шесть листов шифра, к которым вскоре добавляется шесть листов продолжения. Сажусь тотчас за работу. Вернувшийся около 11 часов Оболенский немного мне помогает. Когда министр возвращается из театра, я решаю ввиду важности известий прочесть ему расшифрованную первую половину. Заканчиваем расшифровку около половины третьего. Оболенский уходит, и я проверяю и переписываю текст, чтобы иметь возможность послать его рано утром министру". В телеграмме, отправленной послом Шуваловым, тогда сообщалось о его встрече с германским императором Вильгельмом II и об отставке канцлера Бисмарка. Положение с расшифрованием "строго личных" телеграмм несколько облегчалось тем, что квартиры руководителей МИД находились в его здании.

 

МЕРИЛО ВОЗНАГРАЖДЕНИЯ

1 ноября 1886 г. Александр III утвердил новое Положение о Цифирной части, занимавшейся шифрами, и ввёл его в действие "негласно с целью неразглашения мер по улучшению деятельности шифровальной части".

Сохранилось разделение Цифирной части на две экспедиции (отделения). Первая обеспечивала разработку собственных шифров, вторая занималась дешифровкой дипломатической корреспонденции. Были расширены штаты дешифровальщиков: к прежним трём чиновным должностям добавили еще две - младших чиновников. Увеличено было и поощрение «с целью удержания их как можно долее при их специальных занятиях и вознаграждения за малую подвижность их служебной карьеры».

Содержание нового Положения о Цифирной части предварительно обсуждалось в Комитете по шифрам. Старший чиновник Л.П. Иессен предлагал установить для младших чиновников прибавку за каждые пять лет службы в 20 % от жалованья, мотивируя это тем, что «через 15 или 20 лет деньги ещё удешевятся, а жизнь неминуемо настолько же вздорожает». Он также критиковал предложение решать вопрос о размере вознаграждения за разбор иностранного шифра, исходя из его важности в данный момент. Иессен напомнил, что ранее такой вопрос уже поднимался. Но, «несмотря на скупость покойного канцлера Горчакова на трату казенных денег», пришли к выводу, что «не полезность шифра, а трудность разбора его должна служить мерилом вознаграждения», ибо «на этой системе постоянных поощрений зиждется успех сего многотрудного дела». В результате в новом Положении о Цифирной части МИД предусматривалась доплата старшему, младшим чиновникам и помощникам младших чиновников за каждые пять лет в размере 15 % штатного оклада, «присвоенного должности, которую они занимают в день выслуги этой надбавки». Прежние премии за вскрытие нового шифра (до 800 рублей) были сохранены.

Каким мог быть единовременный годовой оклад с пятилетними прибавками, видно на примере старшего чиновника тайного советника Л.П. Иессена. Он прослужил к 23 августа 1888 г. двадцать пять лет и ему начислили в качестве вознаграждения 4400 руб. Сколько получали криптографы в начале своей карьеры можно узнать из послужного списка К.В.Циглера. Он был допущен к секретным занятиям с 16 ноября 1895 г., испытательный срок закончился через месяц. С января 1896 г. ему было установлено жалованье 50 руб. в месяц как помощнику младшего чиновника, но 22 августа его назначили младшим чиновником и с 31 июля установили жалованье 125 руб. в месяц.

Надо также отметить, что для чиновников цифирных экспедиций, должности не имели классности. Поэтому младший чиновник мог дослужиться до статского советника - гражданского чина уже генеральского ранга! Это были весьма доверенные работники.

 

ПО ТРУДАМ И ЧЕСТЬ

Когда в 1890 г. Германия воздержалась от продления договора с Россией, то летом 1891 г. министр Н.К. Гирс и В.Н. Ламздорф стали готовить соглашение уже между Россией и Францией. Это означало резкий поворот во внешней политике России от многолетней ориентации на союз с Германией. В связи с высокой секретностью данного манёвра Александр III просил Н.К. Гирса скрыть информацию о будущем соглашении даже от его единственного заместителя Н.П. Шишкина. Государь тогда приказал, чтобы «только один старший чиновник г. Битепаж (начальник дешифровального отделения – Б.С.) был допущен к расшифровке французских телеграмм, касающихся этих переговоров». Между прочим, после завершения переговоров К.А. Битепаж стал действительным статским советником, что соответствовало званию генерал-майора, согласно табели о рангах.

28 августа 1892 г. этот чиновник представил Комитету по шифрам семь работ своего отделения: генеральный шифр правительства Великобритании для связи с посольствами в Санкт-Петербурге, Тегеране и Константинополе, действовавший с декабря 1890 г.; сербский шифр для связи правительства в Белграде с сербской миссией в Санкт-Петербурге, действовавший с июня 1889 г.; французский генеральный шифр, которым с мая 1883 г. четыре года пользовались Военное и Морское министерства в сообщениях с экспедицией адмирала Курбе в Китай; три немецких генеральных шифра для переписки правительства Германии с посольствами в Санкт-Петербурге и Константинополе, а также с консулами в России, бывшие в употреблении с апреля 1889 г.; французский специальный шифр, использовавшийся с декабря  1890 г. правительством Греции для связи с греческой миссией в Петербурге. В основном эти работы были коллективными. Все исполнители за каждую из разработок получили от 300 до 800 руб. Их трудами постоянно пополнялись важными документами министерские папки для докладов Императору Александру III.

Смотрите также