BIS Journal №3(34)/2019

28 августа, 2019

Радиомолчание порой дороже золота

Северный морской путь (СМП) во время Великой Отечественной войны начинался в Архангельске и Молотовске (ныне Северодвинск), проходил через арктические порты и заканчивался в бухте Провидения на Чукотке. Плавание судов по СМП было возможно только в летние месяцы.  И короткое арктическое лето военный флот Германии использовал для активных действий на советских арктических маршрутах. 

Илл.1. Маршруты СМП

 

ОПАСНОЕ ДВОЕВЛАСТИЕ

Именно западная часть СМП, включая Карское море, находилась в зоне действия германского флота. Безопасность транспортного сообщения в этих условиях существенно зависела от поддержания секретности планирования морских операций и использования только кодированной или шифрованной связи. Но сложилось так, что Севморпуть подчинялся и военному флоту, и Главсевморпути во главе со знаменитым полярником И.Д. Папаниным. Это было связано в том числе и с вынужденным недостатком сил, выделяемых военным флотом для защиты СМП. Двойственность подчинения и кажущаяся удалённость от линии фронта снижали внимание местных руководителей к защите информации, которой они располагали [4]. Среди этой обильной информации содержались и сведения большой государственной важности, ведь движение по восточной части СМП, начинавшейся с моря Лаптевых, требовало согласования с Тихоокеанским маршрутом ленд-лиза и авиатрассой Аляска-Сибирь.

 

СЕВЕРНЫЙ ТИХООКЕАНСКИЙ МАРШРУТ ЛЕНД-ЛИЗА

Через Тихий океан СССР получал по ленд-лизу из США прежде всего продовольствие и предметы потребления, горючее, промышленное оборудование, транспортные средства. После нападения Японии на США 7 декабря 1941 года перевозками грузов в СССР могли заниматься только транспорты под советским флагом и с советскими экипажами [1]. Тогда положение СССР на Тихом океане было крайне невыгодным. Все проливы, ведущие к портам советского Приморья, контролировались Японией. Ей принадлежали и южный Сахалин, и все Курильские острова. Поэтому значительная часть советских транспортов из США направлялась по северному Тихоокеанскому маршруту к берегам Камчатки. Там в качестве перевалочной базы использовался Петропавловск-Камчатский. Но часть транспортов сразу направлялась в бухту Провидения, где формировались арктические караваны.

 

АВИАТРАСС АЛЯСКА – СИБИРЬ

Рядом с северным Тихоокеанским морским маршрутом проходил и воздушный путь, получивший название трассы Аляска - Сибирь (АлСиб). 9 октября 1941 года Государственный Комитет Обороны принял решение об организации воздушного перегона самолетов из США в СССР. Был выбран маршрут от города Фэрбэнкса на Аляске через Берингов пролив, центральные районы Чукотки, Колымы и Якутии до Красноярска, протяженностью около 6500 км. Уже осенью 1941 года в срочном режиме в тяжелейших условиях развернулись подготовительные работы. Было реконструировано и построено заново 17 аэродромов, сооружались также узлы связи и радионавигации, метеостанции и другие необходимые объекты. Движение по АлСибу было открыто 6 октября 1942 года. Всю трассу разбили на пять участков. Сменяя друг друга, летчики пяти авиаполков доводили самолёты до Красноярска. Далее боевые машины отправляли своим ходом или, чаще, в разобранном виде по железной дороге за Урал и после сборки они летели на полевые аэродромы.

Специально для АлСиба была сформирована 1-я перегоночная авиадивизия. Первым её командиром и одновременно начальником трассы стал И.П. Мазурук, известный полярный лётчик. Для службы в дивизии отбирались лишь опытные лётчики. В основном из полярной и морской авиации, ведь полёты проходили в крайне сложных условиях: в дождь, снег, туман, морозы, над горами и тайгой. Случалось, лётчики погибали. Но темпы перегонки самолетов по АлСибу нарастали: в 1942 г. успели доставить 114 самолётов, в 1943 г. — уже 2465. Всего за годы войны из США до Красноярска добрались почти 8000 самолетов: около 3000 бомбардировщиков и 5000 истребителей.

Кроме того, транспортные самолёты перевозили особо ценные грузы и дипломатическую почту. Летали по этой трассе даже высокопоставленные государственные деятели, в том числе вице-президент США Г. Уоллес [1]. Всё необходимое для строительства и обеспечения жизнедеятельности АлСиба доставлялось в основном через порты СМП. Тяжело гружёные транспорты собирались в бухте Провидения на Чукотке и в сопровождении ледоколов шли через Берингов пролив в Арктику и далее на запад. В устьях крупных сибирских рек разгружались те материалы, которые предназначались для обслуживания самого СМП, АлСиба или для Норильского горно-металлургического комбината и рудников [1].

 

ОПЕРАЦИЯ «ВУНДЕРЛАНД»

В июле и августе 1942 года в Карском море немцы провели крупную наступательную операцию "Вундерланд" с участием тяжёлого крейсера «Адмирал Шеер» и подлодок, намереваясь прервать арктическое судоходство. Готовились к летней навигации 1942 г. и флотские радиоразведчики. В Архангельске сформировали радиоотряд, его включили в состав Беломорской военной флотилии, отвечавшей за защиту СМП. Под особым вниманием находился радиообмен немецких подводных лодок [2]. Тем не менее, лодка U-601 27 июля обстреляла полярную станцию на Новой земле, а 1 августа торпедировала пароход "Куйбышев" с грузом угля, его радист неосторожно сообщил открытым текстом о времени своего прибытия на Диксон [4].

Каждый рейс в арктической навигации становился испытанием для команды и судна. "Хотя немецкие подлодки были обнаружены в юго-восточной части Баренцева моря, на подходах к проливам Новой Земли, суда выходили из Архангельска в Арктику по мере готовности. 9 августа вышел караван из 9 транспортов и 11 кораблей охранения, среди них 2 английских эсминца. 14 августа - 2 транспорта и 4 корабля охранения. От горла Белого моря до Новоземельских проливов осуществлялось прикрытие самолётами Северного флота" [4].

А на тихоокеанском побережье Чукотки перемещение транспортов отслеживала японская разведка. Она засекла проход первых судов через Берингов пролив, и 1 августа из Токио в Берлин ушла шифровка: "Советский конвой в составе четырёх ледоколов и 19 транспортных средств 1 августа прошёл через Берингов пролив в северном направлении..." [1]. Получив столь ценную информацию, немецкое командование решило атаковать оба конвоя там, где тогда никто не ожидал - в Карском море. По их расчетам, именно там должны были встретиться западный и восточный караваны торговых судов. 18 августа "Адмирал Шеер" тайно пересёк Карское море и направился к западному побережью Таймыра. Но ледовая обстановка не позволила напасть на уже обнаруженный западный караван, да и корабельный самолёт-разведчик вышел из строя. Тяжёлый крейсер сам с трудом выбрался из плена плывущих льдов близ пролива Вилькицкого и искал встречи с каким-нибудь судном для получения ледовой информации [4]. Так на пути "Адмирала Шеера" оказался ледокольный пароход «Сибиряков».

Илл.2. Немецкий тяжелый крейсер «Адмирал Шеер»

 

ПОДВИГ «СИБИРЯКОВА» И ЗАЩИТНИКОВ ДИКСОНА

"25 августа в 13 ч. 27 м. с "Александра Сибирякова" на Диксон поступило сообщение, что неизвестный военный корабль запрашивает сведения о состоянии льда, а "Сибиряков", не отвечая, повернул к берегу. В 13:34 новое сообщение: судно идёт к берегу, а неизвестный крейсер преследует его, повторно запрашивая состояние льда. 13:38 - "Сибиряков" передал: крейсер сообщил своё название - "Сисияма". В ответной радиограмме Диксон сообщил, что такое судно Штабу морских операций не известно. 13:47 - тревожное сообщение: "началась канонада", 13:48 - "СОС!" и связь прекратилась" [4].

Советский экипаж не имел никаких шансов против огневой мощи тяжёлого крейсера, но принял бой. И главное, прежде чем погибнуть, с парохода успели передать сообщение и рассекретили «Адмирала Шеера». По немецким документам, в 14:15 "Сибиряков" затонул.  Но ещё в 13:30 из Диксона на ледокол "Красин" ушла команда: незамедлительно следовать с караваном судов через пролив Вилькицкого в море Лаптевых. Восточному каравану, также шедшему к проливу Вилькицкого, поступил приказ оставаться в море Лаптевых.

Командир "Адмирала Шеера", понимая бесперспективность поиска караванов среди льдов, решил совершить налёт на Диксон в Енисейском заливе, чтобы уничтожить этот важный центр управления и один из главных портов на трассе СМП. Но когда через сутки он подошёл к Диксону, его уже ждали. Крейсер обнаружили ещё при подходе в трёх милях от берега. В 01:13 была объявлена боевая тревога и суда на рейде встретили крейсер огнём. В начале боя германские моряки не заметили батарею из двух 152мм орудий, расположенную на причале. После нескольких её выстрелов удалось накрыть крейсер, и он под прикрытием дымовой завесы отошёл в море, отказавшись от высадки десанта.

Затем крейсер обстрелял город и порт с другой позиции, снова получил накрытие и окончательно удалился. Весь бой длился около двух часов [4]. Видимо, командир крейсера не ожидал организованного отпора, да и наличие в Диксоне тяжёлой артиллерии стало полной неожиданностью. Вместе с тем, рейд "Адмирала Шеера" показал слабости защиты советских коммуникаций в Карском море. Всего в навигацию 1942 г. германским флотом на СМП было совершено 9 нападений, при этом потоплено 7 судов, уничтожено 2 гидросамолёта, повреждены 4 полярные станции и порт Диксон [4].

 

«КАПИТАНЫ ТОРГОВЫХ СУДОВ ПРАКТИЧЕСКИ НЕ ПОЛЬЗОВАЛИСЬ ШИФРСВЯЗЬЮ»

Причиной успехов вражеских рейдов в советской Арктике стало активное использование германскими моряками радиоперехвата вместе с соблюдением режима радиомолчания: вне нападений их подлодки в Карском море обнаруживали 10 раз, из них лишь дважды средствами радиоразведки [4]. К сожалению, "в навигацию 1942 г. сотрудники Главного Управления СМП не всегда предпринимали меры по обеспечению скрытности и безопасности связи. Капитаны торговых судов и ледоколов, лётчики полярной авиации, зимовщики полярных станций практически не пользовались шифрсвязью. Переговоры о местонахождении судов, маршрутах конвоев и т. д. велись открытым текстом. Несмотря на неоднократные предупреждения военных специалистов о недопустимости подобного состояния дел, полярники не использовали документы скрытой связи (так на флоте называли шифры). Мало того, на некоторых судах они просто отсутствовали" [4]. Лётчики, капитаны, полярники и метеорологи практически до лета 1943 года считали, что находятся в глубоком тылу. А потому постоянно использовали радиосвязь в открытом режиме, поставляя тем самым противнику ценные сведения. "Только потери от действий немецких подводных лодок заставили сотрудников Главсевморпути осознать необходимость использования шифрованной радиосвязи. К лету 1943 г. передачи открытым текстом важной информации в основном прекратились" [4].

 

ДИРЕКТИВА УПРАВЛЕНИЯ ОСОБЫХ ОТДЕЛОВ НКВД

В суровых условиях Арктики особенно значимы метеопрогнозы. Метеосводки регулярно передавали по радио полярные станции, которые только по берегам Карского моря располагались в 17 местах. Судя по документам, к весне 1942 г. у гидрометеослужбы Вооружённых Сил СССР накопились проблемы с безопасностью передачи метеоданных не только на Севере.

ДИРЕКТИВА УПРАВЛЕНИЯ ОО НКВД СССР от 22 апреля 1942 г.

 "О МЕРАХ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ КОНСПИРАЦИИ В РАБОТЕ ГИДРОМЕТЕОСЛУЖБЫ КРАСНОЙ АРМИИ"

"Всем начальникам особых отделов фронтов, округов, флотов и флотилий!

По поступившим в Управление особых отделов НКВД СССР сведениям, командный состав частей, школ и подразделений Красной Армии, в которые входят авиаметеорологические станции гидрометеослужбы Красной Армии, нарушает правила ведения шифрования гидрометеорологических сведений, предусмотренных инструкцией гидрометеослужбы по ведению секретного кодирования: работает с шифром в присутствии всего обслуживающего персонала станции, знакомит с шифром лиц, не имеющих допуска к секретным работам, и т. д.

В целях обеспечения конспирации шифрования гидрометеорологических сведений предлагаю:

Провести проверку выполнения органами гидрометеослужбы частей иподразделенийКрасной Армии правил использования и хранения гидрометеорологических шифров и секретных материалов гидрометеослужбы Красной Армии.

О всех выявленных нарушениях в обращении с шифром и секретными материалами гидрометеослужбы информировать командование и виновных привлекать к ответственности" [5,6].

 

ВЗАИМНЫЙ ИНТЕРЕС КРИПТОГРАФОВ И МЕТЕОРОЛОГОВ

Эта директива преследовала цель, прежде всего, недопущения использования противником наших метеоданных для более эффективного применения своих сил и средств. Но сам вопрос правильного шифрования метеоданных очень серьёзен, ведь неудачное засекречивание сводок погоды могло дать дешифровальщикам противника весьма важную информацию о шифре. Например, "в годы войны немецкая метеостанция, расположенная в районе Бискайского залива в течение многих месяцев подряд передавала сообщения, которые начинались примерно так: "Метеопрогноз для Бискайского залива...", далее шли сами прогнозы, не отличавшиеся большим разнообразием в смысле текста: температура - такая-то, ветер такой-то и т. д. При этом практически один и тот же открытый текст постоянно шифровался на разных ключевых установках. Англичане убедились, что прогноз раз от раза почти не меняется и стали эффективно использовать этот факт для вскрытия новых ключевых установок "Энигмы". Заметим, немецкая служба связи предупреждала о недопустимости передачи ежедневно в одно и то же время практически одинаковых прогнозов, но немецкие метеорологи не обратили внимание на это предупреждение" [5]. Сумели вскрыть немецкую систему шифрования метеодонесений и дешифровальщики СФ. Так, старший лейтенант Е. Казанцев "установил систему и разработал таблицу для перешифровки метеодонесений, применявшуюся немецкими постами СНиС (службы наблюдения и связи - Б.С.) района Тромсё и Лофотенских островов. В результате этого служба погоды и ВВС СФ получали данные о метеообстановке в этих районах, что способствовало проведению боевых операций у полярного побережья Норвегии"[3].

Илл.3.  Лист переговорной таблицы "Метео"

 

КОНТРОЛЬ ЭФИРА И ОТРАЖЕНИЕ АТАК НЕМЕЦКИХ ПОДВОДНИКОВ

В навигацию 1943 года гитлеровцы вновь активизировались в западном секторе СМП. Их подводные лодки даже использовали тайные радиостанции на берегах Карского моря. Одновременно радиоразведка СФ создавала пункты радиоперехвата в Губе Белушья и на мысе Желания на островах Новой Земли,  на острове Диксон в Енисейском заливе [2]. Военный флот должен был обеспечить безопасное выполнение плана перевозок по западной части СМП, это более 50 тыс. тонн грузов - четверть от полного грузооборота по СМП [4].

По послевоенным немецким данным, у западного побережья Новой Земли несколько лодок занимались перехватом наших сообщений и их расшифровкой. В Карском море по данным радиопеленгационных постов одновременно действовали 6-8 немецких лодок группами, каждая лодка находилась там полтора-два месяца, после чего заменялась [2].

Соблюдая меры предосторожности, первый конвой вышел из Молотовска 17 июня [4]. В Карском море была установлена зона радиомолчания. Первая подлодка противника в Карском море была обнаружена радиоразведкой 19 августа [2]. А "9 сентября полярная станция острова Уединения сообщила о работе на волне 720 метров неизвестной радиостанции с позывным "180", которая вызывала "0845" и передавала шифрограмму пятизначными буквенными группами. 9, 10 и 11 сентября радиостанция острова Уединения систематически наблюдала в эфире работу неизвестных раций. 11 сентября работу неизвестной рации обнаружил и радиоцентр острова Диксон. По характеру передаваемых шифрограмм предположили, что передачу вели судовые и береговые немецкие радиостанции. По сведениям рыбаков в Енисейском заливе в течение 5 дней находилась подводная лодка. 11 сентября радиостанцией самолёта при попытке взять пеленг у радиостанции мыса Стерлегова (на западном побережье Таймыра - Б.С.) была обнаружена работа неизвестной радиостанции, которая намеренно забивала рацию мыса Стерлегова" [4]. Вновь случились и нападения, и потери. Ввиду серьёзной опасности для судоходства осенью 1943 года 15 шедших на запад груженых судов были даже оставлены на зимовку в порту Диксон вместо того, чтобы идти в пункты назначения [4].

 

ПОСЛЕДНЯЯ ВОЕННАЯ НАВИГАЦИЯ НА СМП

К навигации 1944 года, последней навигации военного времени, на Диксоне создали Карскую военно-морскую базу Беломорской военной флотилии, усиленную современными кораблями, полученными по ленд-лизу. Была разработана и доведена до сведения капитанов судов и командиров самолётов система опознавания "свой-чужой" [4]. Но морская война на Крайнем Севере продолжалась, и угроза советским судам от вражеских мин и торпед сохранялась. Летом 1944 г. погиб теплоход "Марина Раскова" с 500 рабочими, полярниками и членами их семей на борту, спастись удалось лишь половине пассажиров и членов экипажа. Всего в навигациях военного времени на СМП погибли около тысячи тружеников Севера и военных моряков [4].

 

«НЕМЦЕВ ИНТЕРЕСОВАЛ КОД «ПОЛЮС»

С уже упомянутой радиостанцией мыса Стерлегова на Таймыре связан также известный эпизод 1944 г. "В ночь на 25 сентября в 2,5 км от мыса Стерлегова на берег высадился десант с двух неприятельских подводных лодок U-711 и U-957, состоящий из 25 человек. Среди десантников были радист - латыш, хорошо знающий русский язык, и переводчик, умевший работать на ключе... Десантники ворвались на полярную станцию в 3 часа ночи... Трое немцев вошли в радиорубку и скомандовали дежурному радисту: "Руки вверх!". Вслед за этим подняли с койки начальника полярной станции (он же второй радист и механик), метеоролога и двух краснофлотцев... Во избежание обнаружения высадки десанта немцы заставляли работников полярной станции регулярно производить передачу метеосводок, грозя радисту немедленным расстрелом в случае попытки сообщить о захвате станции. При передаче метеосводок постоянно присутствовал либо радист из состава десанта, либо переводчик. Как выяснилось позже, целью немцев на мысе Стерлегова был захват самолётов, которые, как они предполагали, базировались там. Немцы забрали все находившиеся на станции шифрдокументы и документы связи, в том числе и военные, причём ко всем этим документам они не проявляли особого интереса, заявляя, что уже имеют их. Немцев интересовал код "Полюс". Весь день 25 сентября лодки находились метрах в 300 от станции... 26 сентября в 12 часов пополудни лодки ушли, а в 16 часов возвратились обратно, после чего немцы начали посадку... На лодку было погружено всё имущество, захваченное на станции, а также 5 пленных... Предположение о том, что на полярной станции что-то случилось, зародилось в Штабе морских операций на том основании, что с 21 часа 26 сентября радиостанция мыса Стерлегова прекратила работу..." [4]. На Диксоне были приняты срочные меры по выяснению причин молчания станции и смене шифров.

Илл.4. Сопроводительное письмо к таблицам кода "Полюс"

 

Илл.5.  Таблица кода "Полюс"

 

Илл.6. Северный край России

 

ДЕШИФРОВКА ДОНЕСЕНИЙ ВРАЖЕСКИХ АГЕНТОВ НА СОВЕТСКОМ СЕВЕРЕ

Радиоразведчики неоднократно фиксировали сеансы связи немецких подводников и радиостанций, находившихся на территории СССР. "Эти радиостанции использовались не только для радиоперехвата, но и для управления действиями немецких субмарин. Следы работы немцев в советском Заполярье, их брошенные наблюдательные пункты обнаружили уже после войны" [2]. Надо упомянуть также, что с 1942 г. увеличилась заброска немецких и финских агентов на Кольский полуостров. Расшифровка радиодонесений, исходивших с нашей территории была поручена и дешифровально-разведывательной службе СФ. Для перехвата шифровок вражеских агентов с марта 1943 г. разведотдел флота специально использовал передвижной радиопеленгаторный пункт. "Непосредственно криптографическим анализом шифрдонесений немецкой агентуры занимались старшие лейтенанты А. Марков и К. Новохатский" [3].

Несмотря на чувствительные потери, своими самоотверженными усилиями флотские дешифровальщики и участники арктических рейсов сорвали планы германского командования прекратить навигацию по Северному морскому пути.

 

Литература

1. Монин С.М. Дорогами ленд-лиза //Великая Победа в 15 т. Т. 15 /М.: МГИМО-Университет, 2015.

2. Кикнадзе В.Г. Развитие сил и средств радиоразведки отечественного военно-морского флота в первой половине ХХ века: исторический опыт и уроки. Диссертация докт. ист. наук. Военная академия ГШ ВС РФ, 2014.

3. Фёдоров В. Развязать врагу язык... И так, чтобы он об этом не узнал. "Мурманский вестник" от 25.07.2014.

4. Бурков Г.Д. Война в Арктике. М., 2014.

5. Бутырский Л.С., Ларин Д.А., Шанкин Г.П. Криптографический фронт Великой Отечественной. М., 2017.

6. Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне 1941-1945. Сб. документов. М., 1995.

Смотрите также