На российском рынке сейчас формируется мощная экосистема, объединяющая и финансовый и не финансовый сервис. Председатель Банка России Эльвира Набиуллина отметила, что за экосистемами будущее, но доминирующая сейчас модель в итоге может привести к монополизации рынка. Поэтому крайне необходимо регулирование данного вопроса.  

«Конечно за экосистемами будущее. Мне кажется, это неоспоримо. Экосистемы будут создавать новые возможности для бизнеса, для людей. Но одновременно та модель экосистем, которая сейчас доминирует, может привести к монополизации рынка. В итоге, как и любая монополия какой бы эффективной она не начинала, это может привести к стагнации на рынке технологий в долгосрочной перспективе, замедлению во внедрении инноваций. А это уже угрожает интересам потребителей», — заявила Эльвира Набиуллина в своём выступлении на II Съезде Ассоциации банков России. 

По оценке экспертов McKinsey & Company, к 2025 году на экосистемы может прийтись около 30% от мирового ВВП, 60 трлн долларов. И если в мире экосистемы преимущественно формируются вокруг технологических компаний, то в России их ядро — это крупнейшие финансовые игроки. Конкурировать за клиента, который уже находится внутри такой экосистемы, очень сложно. Конкурировать с самой экосистемой, которая позволяет человеку удовлетворить практически все потребности от управления своим счётом до телемедицины, отдельно взятому банку, который предоставляет именно банковские услуги, ещё сложнее. 

По словам Эльвиры Набиуллиной, одна из тенденций, которая характерна для российского рынка, касается способов формирования экосистем. «Если глобальные гиганты, такие как Amazon, Facebook, развиваются за счёт партнёрских соглашений с поставщиками различных услуг, то в России это происходит чаще всего, к сожалению, за счёт приобретения, поглощения таких компаний и созданию у себя дочерних подразделений по разным направлениям внутри экосистемы», — пояснила председатель Банка России. 

Таким образом, используя финансовые, технологические и маркетинговые ресурсы своей экосистемы компании имеют возможность развиваться и дальше привлекать клиентов быстрее, чем их конкуренты, которые не входят в экосистему. И в итоге это может привести к тому, что периметр российских экосистем может очень быстро замыкаться и присоединиться к ним в качестве сохраняющего независимость партнёра будет всё сложнее. 

Также отдельным вопросом встаёт риск накопления большого массива чувствительных данных о всех сферах жизни граждан в одних руках. Именно поэтому Центральный Банк хотел бы видеть здоровую конкуренцию между несколькими игроками. При этом условия доступа к формирующимся экосистемам должны быть абсолютно открытыми и не  дискриминационными для всех поставщиков, а потребители должны иметь возможность выбора наиболее подходящих для них продуктов и услуг. Отдельно Эльвира Набиуллина отметила, что внешние участники экосистем также должны будут соблюдать определённые правила и требования экосистем, и по правилам продаж, и по высоким требованиям к киберустойчивости.  

«Регулирование  зарождающихся экосистем — это очень сложная задача. Но такое регулирование нам необходимо, чтобы избежать тех рисков, о которых я упомянула, и чтобы развивать преимущества, которые дают экосистемы, и в том числе сохранить потенциал для развития небольших игроков. Поэтому мы предлагаем совместно с рынком выработать подходы к регулированию экосистем. Мы сейчас в Банке России создали рабочую группу и в ближайшее время представим первый консультативный доклад на эту тему», — заявила Эльвира Набиуллина. 

Она также предложила Ассоциации банков России принять в этой работе активное участие, в том числе выражая интересы небольших региональных банков.

3 сентября, 2020