ВБА 2020 о ситуации на банковских «фронтах» и финансовых экосистемах государства

19 октября, 2020

ВБА 2020 о ситуации на банковских «фронтах» и финансовых экосистемах государства

Второй день форума «Вся банковская автоматизация 2020» начался с обсуждения вопросов о том, как должно выглядеть цифровое «лицо» банка в условиях, когда резать «косты» на человеческом общении банковских клерков с клиентами требует не только теория капитализма, но и взгляды городских администраций на технологии борьбы с ОРВИ.

Ни у кого из «говорящих голов» российского «финтеха» не вызывает сомнения то, что «лицом» эффективного банка должна стать дистанционная омниканальность, поддержанная «умными» чат-ботами (если резать «косты», так по живому!). Тем более, что ни у кого из «говорящих голов» российского «финтеха» не вызывает сомнения, что голосовой помощник может быть умным. А в условиях объявленной пандемии – ещё и гигиенично-профилактичным.

«НейроДБО – тёплое голосовое общение согревают вас и вашего клиента – надёжная защита от пандемии» – так звучало название одного из докладов, представленных на ВБА 2020 компанией BSS.

Об высокой эффективности голосовой поддержки на примерах внедрения в одном из ведущих белорусских банков и российском банке средней руки поведал докладчик из Nanosemantica Lab (доклад «Применения чат-ботов в банковской сфере: теория и практика»).

Однако «жаль, что так и не удалось послушать начальника транспортного цеха» (с), то бишь не удалось услышать голос народа, обречённого беседовать с цифровыми Нюрами. Если смотреть на проблему из «низов», радость от общения с голосовым роботом испытывают далеко не все невольные заложники этой технологии. Иногда такие негативные отзывы прорывались даже в выступлениях-репликах гостей форума. А личный опыт позволяет утверждать, что общение с лучшими образцами «чат-боттинга» зачастую напоминает некоторые диалоги из произведения братьев Стругацких «У погибшего альпиниста». Ну те, когда отдыхающий физик пытается выведать у одного из гостей его пол (то ли стройная девушка, то ли костлявый юноша). У Стругацких испытуемый (в финале это оказалась дочь одного из гостей отеля) всегда «выскальзывает» из допроса, давая развёрнутые ответы, однако так и не раскрывающие истину, хотя никогда не отказывается отвечать на вопросы. Сегодня таким интеллектом обладают цифровые девушки.

16 октября гостям ВБА 2020 было также предложено обсудить кейсы по внедрению автоматизации внутренних банковских процессов (то, что скрывается за аббревиатурами ЭДО, BPM, ECM, RPA), ситуацию с быстрыми платежами и переводами, а также практику скоринга, кредитования и взысканий в контексте нынешнего инфекционно-экономического кризиса. Последняя тема была даже удостоена отдельного круглого стола.

Завершилась же работа форума бурной дискуссией о том, должны ли «финтехи» строить финансовые экосистемы или им стоит аккуратно следовать в русле процессов, которые возглавляет регулятор (проект «Маркетплейс», курируемый Банком России в качестве цензора технологий и юридических основ) и проектов, которые возможно вынашивают банковские топы России.

При этом так и не состоялось выступление Антона Черникова с докладом «Создание среды открытого банкинга в России», а Елена Смышляева из ЦФТ сознательно оставила «за кадром» ответ на вопрос «зачем?» в своём докладе об участии компании в проекте «Маркетплейс». В результате консенсус в ответах на вопрос о «комунужности» маркетплейсов и нужности их как таковых так и не был достигнут, хотя спикеры финального Круглого стола ВБА 2020 выказали большую эрудицию по части предположений о нуждах населения России в финансовых услугах и о нуждах банков в населении России. Единственного, «чего в этом супе не хватает» (с), так это достоверной информации о том, какой же банк нужен российской глубинке?

Смотрите также