26 июня, 2020

Взгляд вендора: что нового в цифровой трансформации

Про движение в цифру в последние несколько лег говорилось много, и сейчас эта тема даже начала немного уходить из фокуса внимания. Было ощущение, что многое было сделано, многие финансовые организации назвали себя цифровыми. Но сейчас произошел стресс-тест, то есть очень большие изменения, очень большие потребности запускания новых цифровых инициатив в связи с коронавирусом, в связи с тем, что банкам тяжело работать и клиенты всё меньше хотят посещать отделения уже по другим причинам.

Поэтому происходит возврат, происходит оценка что получилось и что не получилось. Подробнее о ситуации с цифровой трансформацией и трендах рассказал председатель совета директоров, управляющий директор «Диасофт» Александр Глазков в ходе конференции «FINTECH & BANKING Innovation Conf». 

Первое, на что он обратил внимание, что на одной из последних конференций Gartner были показаны результаты опроса, согласно которому фокус внимания бизнеса сильно сместился от традиционных вещей как рост и прибыльность на другие вещи. На первое место вышла необходимость сокращать разрыв и делать инициативы в направлении цифровых решений и технологических изменений. На втором месте в фокусе внимания — нехватка людей, которые способны в рамках происходящих сейчас на рынке изменений достигать результатов. Также регуляция, а в России ещё и импортозамещение, остаётся в фокусе. 

«Сегодня главная потребность бизнеса, на самом деле, научиться меняться очень быстро, потому что уже наметилось отставание. Если посмотреть в России, то есть такие лидеры как Тинькофф, Сбербанк. Кто-то сдаёт темп, кто-то догоняет. В этом смысле, чтобы выживать, надо меняться. Поэтому появился такой термин business first — всё формируется вокруг бизнеса, вокруг потребностей бизнеса», — рассказал Александр Глазков. 

И если мы говорим про главную потребность бизнеса быстро запускать инициативы, то, прежде всего, имеются ввиду именно цифровые инициативы. И несмотря на ощущение, что уже уже многое сделано, что многие организации стали цифровыми, ситуация с коронавирусом показала, что, например, у банков не самая высокая способность быстро меняться, приспосабливаться к изменяющимся условиям и конкурировать. «К примеру, я видел выступление члена правления Центрального Банка, который с разочарованием говорил, что Центральный Банк дал возможность банкам открывать счета удалённо, то есть снизил свои требования, но фактически констатировал, что никто из банков, за редким исключением, этим не воспользовался. Какие-нибудь кредитные каникулы банки не могут обеспечить не только потому, что не хотят, а в принципе потому что те платформы, на которых они базируются, не в состоянии этого делать», — пояснил Александр Глазков. 

В чем причина? По словам эксперта, есть две функции — функция заказчика и функция исполнителя/разработчика. И там, и там есть проблемы. Если говорить о функции заказчика, то она была невероятно сильна 5-10 лет назад, потому что бизнес, люди, лидеры накопили колоссальный опыт. И таких людей было много, и на них можно было опираться и развивать бизнес. Когда пошли цифровые изменения, необходимость сделать бизнес в других условиях и на других принципах, то функция заказчика ослабла. «Она обязательно станет сильнее, но для этого нужно набирать опыт. Но без функции заказчика на самом деле ничего не работает. Мы как вендор это хорошо понимаем, потому что идея, что можно брать какой-нибудь лучший продукт из квадрата Gartner, поставить у себя и бизнес взлетит — этот миф развеивается каждый раз. Сейчас в этом квадрате Gartner зрелых решений для цифровой трансформации на самом деле пока ещё нет. Они только набирают своей силы», — рассказал Александр Глазков. 

Если говорить о функции разработчика, то здесь тоже делается много ошибок. Например, одна из ошибок — ожидать, что если набрать как можно больше людей, то через какое-то время они сами что-то придумают, что-то решат. Но проблема в том, что на рынке, во-первых, просто не хватает специалистов с необходимым опытом, а во-вторых, нужно уметь организовывать труд этих людей.

По словам Александра Глазкова, нужно организовать труд через организацию эффективного производства, через умение заниматься системной архитектурой и строить архитектурные решения, а не создавать отдельные канальные сервисы, нужно делать какое-то преобразование с точки зрения управления людьми. 

К тому же новые технологии предназначены для того, чтобы обеспечить потребности рынка, то есть быстро научиться запускать новые инициативы — это новый стек, который до конца ещё не устоялся. И в этом тоже нужно разбираться и задавать направление решения, а не отдавать рядовым программистам принимать решения в этой области. И тут одна из проблем — нарушение омниканальности, то есть необходимости объединять все процессы в одном месте, где каналы являются точками доступа. «И опираясь только на такой принцип можно обеспечить time to market, то есть ускорение по объявлению нового функционала. А банки так или иначе стараются идти почему-то по пути многоканальности, то есть заполнять просто каналы, а потом огребают проблемы, связанные с параллельным развитием в каждом канале и интеграцией этих каналов, что занимает очень много времени, ресурсов, проблем, создаёт ошибки и прочее. Все эти проблемы, то есть недооценка необходимости всего этого выстраивания приводит к тому, что результата нет либо он недостаточен», — пояснил Александр Глазков. 

Также один из трендов, который сейчас наметился на рынке — это уход от создания отдельных сервисов, попытка объединять сервисы в какие-то платформенные решения, помогающие развивать бизнес для того, чтобы новый функционал, новые сервисы могли базироваться на какой-то архитектуре, на каком-то дизайне, общей идеологии, едином технологическом стеке. «Поэтому те банки, которые смогли создать более менее зрелые платформы в какой-то области своего бизнеса и при этом опереть разработческую команду, вокруг этого построить зрелое производство и организовать зрелые проектные практики, те стали стали добиваться успеха», — поделился эксперт. 

При этом большая идея, что ИТ должен начать лучше разбираться в бизнесе, а бизнес должен был лучше разбираться в ИТ, в итоге не совсем сработала. «У меня ощущение от рынка, что ИТ стал лучше разбираться в бизнесе, потому что это вопрос жизни и смерти и по-другому быть не может. Но бизнес лучше не стал разбираться в ИТ. ИТ настолько быстро меняется, все их парадигмы, идеи настолько становится сложнее, что бизнесу в этом разбираться оказалось невозможно — это оказалось утопией», — заключил Александр Глазков.

Смотрите также