29 октября, 2019

Цифровая экономика начинается с информационной безопасности


Кольский Николай

корреспондент (BIS Journal)

Мало найдётся тем, столь противоречиво оцениваемых обществом, как «цифровая экономика», концепция и программа. Концепция, скрещенная со своим альтер эго в виде цифровой трансформации и программа, рождённая в муках, осиротевшая и вновь удочерённая новым правительством, любимый хайп чиновников и желанная кормушка компаний с уставным капиталом в 10 тыс. рублей.

Обеим этим темам был посвящён II Всероссийский форум с международным участием «Цифровизация – 2019» в Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова.

Достойно прошла открывающая панель, сформировавшая позитивный настрой по отношению к цифровизации всей страны.

Ректор МГУ академик Виктор Садовничий и чрезвычайный и полномочный посол Японии в РФ Тоехиса Кодзуки отдали дань уважения Московскому университету, с его многими тысячами докторов и кандидатов наук, студентов и аспирантов, как естественному и достойному центру распространения идей цифровизации по России. Эти уважаемые спикеры не забыли упомянуть и о перспективах пользы от цифровой трансформации во всех сферах жизни.

Глава комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Леонид Левин и руководитель программ в РФ Группы Всемирного банка Кристофер Миллер отдали дань уже состоявшемуся лидерству России в цифровизации – не каждая европейская страна может похвастаться наличием таких передовых цифровых технологий в банковской сфере и телекоммуникациях.

Декан факультета вычислительной математики и кибернетики МГУ академик Игорь Соколов высказал надежду, что очередной форум даст новые подсказки по части того, кого и как надо готовить для реализации задумок цифровой трансформации, а декан экономического факультета МГУ Александр Аузан (д.э.н., профессор, научный руководитель Института Национальных Проектов, член Экономического совета при Президенте Российской Федерации, член Правительственной комиссии по проведению Административной реформы), упомянув о важности триединства минимизации транзакционных издержек, снижения социального трения и формирования новых институтов для успехов цифровой экономики, призвал слушателей на площадки форума, курируемые экономическим факультетом МГУ.

Всего же на форуме слушателям были предложены доклады в 9 залах по 6 «часовым поясам» по таким направлениям, как сквозные технологии, умный город, цифровое государственное управление, стандартизация, цифровизация образования, науки, здравоохранения и бизнеса.

Ложкой дёгтя в этом потоке медоточивых тем оказалась секция «Информационная и кибербезопасность».

Обнадёживающее начало секции докладом о разработке рекомендаций по появлению новой высокопоставленной бюрократической единицы с нерусским обозначением CDO в штате трансформируемого цифрой предприятия с государственным участием было сначала смазано детальным рассказом о персональных санкциях за инциденты в сфере ИБ и КБ согласно указаниям 187-ФЗ.

Но всё бы было ничего, если бы у персонала, ответственного за безинцидентную работу КИИ, были бы хоть какие-нибудь шансы добросовестным трудом и высокой квалификацией проактивно закрыть все потенциальные «дыры» для технических отказов и инцидентов, порождённых злоумышленниками.

Но в нынешней ситуации таких шансов просто нет.

Доклад НИЦ Институт им. Жуковского, сделанный по утверждениям авторов исключительно на основе открытых источников, детально представил слушателям все каналы, по которым возможна в принципе и ведётся на практике разведка в киберпространстве и доставляется кибероружие.

При этом фактически безальтернативно используемое на данный момент зарубежное ПО в виде операционных систем, браузеров, драйверов зарубежного оборудования и само это зарубежное оборудование – от смартфонов и до компрессорных станций Газпрома австрийского производства находится фактически под двойным управлением и/или работает на несколько сторон (например, кроссбраузерный обмен данными).

И ведь это не просто слова, а конкретная практика на просторах ядерной державы. Ладно бы только компрессорные станции Газпрома, остановку которых можно отчасти рассматривать как выстрел нашими партнерами в собственную коленку. Но ведь в докладе НИЦ была упомянута демонстративная остановка оборудования на предприятиях ОПК во время конфликта 08.08.08!

В этой ситуации возникают вполне уместные (или только кажущиеся таковыми? Ждём контраргументы) вопросы о своевременности призывов к тотальной цифровизации России и обоснованности выбора ключевых направлений программы «Цифровая экономика».

До решения очевидных задач обеспечения информационной и физической безопасности при внедрении цифровых технологий сомнительна необходимость включения в единую государственную программу с чрезвычайно короткими сроками исполнения не только понятий с широким толкованием (большие данные; промышленный интернет; технологии беспроводной связи), но и откровенно расплывчатых понятий (квантовые технологии; новые производственные технологии; технологии виртуальной и дополненной реальностей).

И с учётом того, что даже в мировом ВВП доля цифровой экономики немногим более 5% (глава Ростеха в одном из интервью уверенно назвал цифры долей «цифровой экономики» в мировом ВВП, а также в ВВП развивающихся стран и России, а именно 5,5%, 4,9% и 2,8% соответственно), может быть не стоит сразу стремиться к строительству всепроникающей и уязвимой цифровой экономики?

 

Смотрите также

Подпишись на новости!
Подписаться