В октябре 2020 года на сайте Банка России появился доклад «Цифровой рубль. Доклад для общественных консультаций» с предложениями по созданию российской цифровой национальной валюты (ЦНВ).

Появление доклада стало приятной неожиданностью – до сих пор интереса к этой теме, по крайней мере публично, Банк России не проявлял. Возможно, коронавирус усилил интерес ко всему бесконтактному.

Создать ЦНВ можно было уже несколько лет назад. Тем более, что российские эксперты поднимали вопрос о ЦНВ начиная с 2010. Впрочем, большой трагедии в такой задержке нет. Банк России уже показал, что умеет, долго запрягая, быстро ездить и реализовывать сложные проекты.

Надо отдать должное экспертам и руководителям Банка России, участвовавшим в написании доклада. Качество документа очень высокое. Доклад получился резонансным и вызвал оживленное обсуждение в экспертных кругах. Причем, большинство экспертов согласно, что предлагаемая концепция ЦНВ в целом правильна и во многом перекликается с предложениями российских и зарубежных исследователей в этой области.

В этой статье мы рассмотрим несколько ключевых аспектов модели цифровых денег, представленных в докладе, которые нам кажутся спорными и требующими обсуждения.

Ниже изложение ведется в терминах, используемых в альтернативном подходе к описанию денежных систем, развиваемом некоторыми исследователями. Основные положения и понятия указанного подхода кратко описываются ниже:

Валюта понимается как артефакт, созданный человеком (в материальном мире валюта не существует), и определяется как абстрактная (нематериальная) сущность с определенным набором характеристик. Валюта однозначно определяется комбинацией двух характеристик - эмитент и валютная единица (а не только валютной единицей, как в классическом подходе). Каждый банк рассматривается как независимый эмитент частной валюты. Например, денежные средства в рублях на текущих счетах в банках А и Б это - две разных валюты. Каждый эмитент создает отдельную валютную систему, оператором которой он является, в которой, не пересекая границы этой валютной системы, обращается частная валюта эмитента. Валюта не является обязательством эмитента, в отличии от концепции IOU, принятой в классическом подходе. Обязательство обменять по требованию владельца частную валюту банка на валюту ЦБ с такой же валютной единицей, отражается на балансе эмитента, но не рассматривается как обязательство возврата взятой в долг суммы. Валюта, эмитированная ЦБ (национальная валюта) не является обязательством эмитента и с ней не связаны какие-либо финансовые обязательства ЦБ. Материальные средства распоряжения нематериальной валютой (банкноты, монеты, текущие, расчетные и корреспондентские счета) понимаются как аналоговые (банкноты и монеты) или цифровые (счета) документы - титулы права (далее будем использовать термин "титульный счет"), - подтверждающие право собственности держателя на объем валюты равный сумме такого документа. Титульный счет может быть в двух формах - с фиксированной суммой (токен) и с изменяемой суммой. Для управления цифровыми титульными счетами используются информационные системы (далее будем использовать термин "менеджер титульного счета"), обеспечивающие владельцам валюты сервисы по ведению базы цифровых титульных счетов, в том числе, защиту от несанкционированного доступа, и распоряжению валютой, например, сервис перевода валюты между титульными счетами. Переводы валюты могут происходить как внутри одного, так и между разными менеджерами титульных счетов.

 

Модель цифрового рубля Банка России

Ниже для удобства читателя приводится краткое описание основных положений модели цифровой валюты, предложенной в докладе Банка России.

Под цифровым рублем понимается валюта в цифровой форме, эмитируемая Банком России, номинированная в рублях РФ, обращающаяся параллельно с другими валютами, представленными в национальной денежной системе (НДС), - наличной национальной валютой и безналичными рублями. К последним в докладе относятся средства на счетах в банках и на корсчетах в ЦБ.

ЦНВ предлагается выпускать в форме неперсонализованных токенов с фиксированной суммой, выражаемой в целом числе копеек. Банк России является единственным эмитентом токенов. Токен является цифровым титульным счетом - документом в цифровой форме, подтверждающим право собственности держателяна объем национальной валюты, равный сумме токена.

Каждый токен имеет уникальный набор признаков, в том числе ID токена, однозначно идентифицирующий его на полном  множестве токенов, обращающихся в НДС. Копирование токена запрещено, появление копий токена трактуется как несанкционированная эмиссия.

Токен не может быть разбит на несколько меньших по сумме токенов с такой же общей суммой. Такая операция содержала бы элементы эмиссии токенов, что противоречило бы принципу единственности эмитента (либо потребовало бы участия эмитента в операциях передачи токенов).

Токен может передаваться между владельцами, при передаче происходит переход права собственности на соответствующий объем национальной валюты. Транзакция передачи токена должна быть атомарной - переданный токен не должен оставаться у передавшей стороны.

Для управления токенами (ведения титульных счетов) Банк России предлагает использовать в качестве менеджера титульных счетов единую централизованную платформу. Управлять токенами их владельцы смогут при помощи электронных кошельков (ЭК), поддерживаемых в рамках платформы. Субъект сможет иметь только один ЭК, число токенов в ЭК не  ограничено.

Доступ к ЦНВ предлагается предоставить всем категориям субъектов экономики (физическим и юридическим лицам), но общее число владельцев ЦНВ на первом этапе может быть ограничено. Прямой доступ к платформе предусмотрен только для избранных, в частности самого Банка России, банков и казначейства. Остальные субъекты смогут управлять ЦНВ через банки.

 

Вопрос 1. Действительно ли ЦНВ это новая форма валюты?

В докладе ЦНВ позиционируется как новая цифровая форма валюты, которая будет обращаться в НДС параллельно с уже существующими тремя другими формам денег. Но действительно ли ЦНВ это новая форма денег, отличная от остальных трех? Представляется, что это не так.

На самом деле, цифровые валюты существуют с того момента, как в банках и ЦБ для ведения счетов стали использовать компьютеры, то есть, как минимум, лет 70 назад. Денежные средства на любом текущем или расчетном (но не депозитном!) счете в банке или корсчете в ЦБ это - цифровая валюта. Так что,цифровая форма сама по себе не является новацией.

Также неверно утверждение, что ЦНВ отлична от всех остальных трех форм валюты в НДС. По своим характеристикам ЦНВ идентична средствам на корсчетах в ЦБ - в обоих случаях речь идет о национальной валюте в цифровой форме, номинированной в рублях РФ и эмитированной Банком России. Таким образом, по формальным признакам можно считать, что средства на корсчетах в Банке России (резервы) это – разновидность ЦНВ.

Последнее означает, что ЦНВ в России уже есть и представлена средствами на корсчетах в Банке России, но доступ к ней ограничен небольшим числом субъектов, имеющих право открывать такие счета. Суть проекта, таким образом, не во введении в оборот чего-то нового и цифрового, а в предоставлении доступа к уже существующей ЦНВ - резервам - более широкому кругу лиц.

Заметим, что в докладе средства на корсчетах отнесены к категории безналичных денежных средств, в которую также входят средства на счетах в банках. Такая классификация представляется ошибочной.

Основное отличие между денежными средствами на текущем счете в банке и резервами на корсчете в ЦБ в том, что в первом случае эмитент это - банк и речь идет о частной валюте, во втором случае  - Банк России и речь идет о национальной валюте. С частной валютой связаны (1) обязательство эмитента по требованию владельца обменять её на национальную валюту (на практике это требование обмена на наличные рубли) (2) риск потери в случае банкротства банка. С национальной валютой не связаны какие-либо обязательства Банка России или риски. Это позволяет утверждать, что эти два вида валюты принципиально различны.

 

Вопрос 2. Почему токены?

Предлагаемая в докладе модель ЦНВ предусматривает только один формат титульного счета - токен на предъявителя с фиксированной и дискретной суммой. Но действительно ли токены являются единственно возможным и оптимальным вариантом?

Несомненно, токены имеют отдельные преимущества. Например, можно отследить историю передачи токена. Также токены можно "раскрашивать" аналитическими признаками, что позволяет создавать механизмы управления денежными потоками.

Основной недостаток токена это - фиксированная дискретная сумма. Для перевода определенной суммы плательщик должен набрать такую сумму из имеющихся у него токенов, что может быть невозможно. Существует механизм "сдачи", однако получатель также может не иметь требуемого для сдачи набора токенов. Чтобы рассчитываться токенами субъекты будут вынуждены постоянно иметь значительный запас "разменной монеты", а простая операция перевода превращается в сложную транзакцию с поиском нужного набора токенов и/или сдачи.

Выходом мог бы быть выпуск токенов с минимальным номиналом. Однако, в этом случае перевод крупной суммы будет приводить к передаче огромного числа токенов (10 тысяч рублей = 1 миллионов копеек), что может создать проблемы с производительностью. Да и обеспечить атомарность транзакции, состоящей из большого числа микротранзакций, достаточно сложно.

При использовании токенов невозможно перевести сумму, не выражаемую в целом числе "копеек", например, сумму меньше одной "копейки", что делает токены неприменимыми для микроплатежей. С точки зрения цифровой экономики, в которой микроплатежи занимают значительное место, это существенный недостаток.

В качестве альтернативы токенам экспертами предлагается такой инструмент, как титульные счета с изменяемой суммой. По сути, такой титульный счет аналогичен банковскому счету или корсчету с той разницей, что остаток на титульном счете может быть выражен с любой точностью (а не только в целом числе копеек).

Титульный счет с изменяемой суммой привязан к одному субъекту, держателю титульного счета,и, в отличие от токена, не может быть передан другому субъекту. Перевод ЦНВ между двумя титульными счетами с изменяемой суммой выглядит как одновременное уменьшение на сумму перевода остатка титульного счета-источника и увеличение остатка титульного счета-получателя.

Поскольку остаток титульного счета  с изменяемой суммой может изменяться на любую сумму, включая сколь угодно малые доли "копеек", сумма перевода может быть любой. Это делает титульные счета с изменяемой суммой более предпочтительным вариантом по сравнению с токенами и единственно приемлемым для микроплатежей.

Сказанное показывает, что выбор токена в качестве единственного формата титульного счета не является, очевидно, правильным и этот вопрос требует дополнительного обсуждения.

 

Вопрос 3. Почему один менеджер титульных счетов?

В докладе упоминаются три предварительных варианта архитектуры инфраструктуры управления титульными счетами - централизованная платформа под управлением Банка России, распределенная платформа с использованием DLT-технологий и гибридная архитектура.

Перечисленные варианты имеют одну общую особенность - во всех случаях речь идет об инфраструктуре с одним менеджером титульных счетов (менеджер титульных счетов на базе DLT это один менеджер титульных счетов с распределенной архитектурой). Фактически, на обсуждение с самого начала предлагается сильно суженное пространство выбора, из которого исключены все варианты инфраструктуры с более чем одним менеджером титульного счета. Это сильное ограничение, исключающее из рассмотрения потенциально интересные варианты.

Действительно, централизованная архитектура обладает рядом преимуществ: (1) в рамках одной информационной системы, проще обеспечить атомарность транзакций, что смягчает проблему несанкционированной эмиссии; (2) более простое управление и полный контроль со стороны государства за переводами ЦНВ; (3) производительность при обработке переводов в одной информационной системе выше, чем при обработке переводов между двумя системами.

Однако необходимо учитывать, что к централизованному менеджеру титульных счетов предъявляются исключительно высокие требования с точки зрения производительности и доступности. Поскольку все титульные счета десятков миллионов субъектов будут вестись в одной централизованной информационной системе, последняя должна будет обеспечить непрерывную обработку в реальном времени всех денежных операций всех субъектов экономики. Но как раз с производительностью и доступностью централизованные системы имеют проблемы:

Плохая масштабируемость. Какой бы ни была архитектура централизованной системы, всегда есть узкое горло в виде базы данных, которая ограничивает производительность всей системы. Предлагаемые решения, например, шардирование базы данных и переход к микросервисной архитектуре приводят к разделению системы на несколько взаимодействующих подсистем, то есть, в конечном итоге, к децентрализованной архитектуре.

Одна точка отказа. Сбои в работе централизованной системы или ее остановка приведут к остановке функционирования всей НДС, что равносильно остановке национальной экономики.

Неустойчивость к внешним атакам. Инфраструктура НДС должна быть устойчивой к внешним воздействиям, в том числе прямым атакам вооруженных сил иностранных государств на ключевые узлы  инфраструктуры. С этой точки зрения централизованная архитектура не является идеальным решением, так как может быть уничтожена одним ударом.

Принимая во внимание сказанное, считаем необходимым рассмотреть альтернативные варианты технической инфраструктуры ЦНВ. Прежде всего, с учетом требований в производительности и доступности представляет интерес сетевая архитектура, в которой инфраструктура НДС представляет из себя одноранговую многонодовую сеть, состоящую из множества взаимодействующих менеджеров титульных счетов. Такая архитектура свободна от рассмотренных выше недостатков централизованной архитектуры и предоставляет дополнительную функциональность, в частности, возможность простой реализации режима "цифровых наличных" (см. следующий раздел).

Сеть менеджеров титульных счетов может быть гетерогенной и включать менеджеры разного вида, в том числе - контролируемые (требующие управления со стороны оператора) и автономные (действующие без участия человека в соответствии с заложенной программной логикой), персональные и коллективные, стационарные и переносные, на основе централизованной архитектуры и распределенных реестров. Структура сети и типы используемых менеджеров определяются потребностями экономики. Например, в состав сети может входить, в том числе и платформа Банка России, в которой будут обслуживаться титульные счета организаций, требующих особого режима, например ФОИВ.

Поскольку функция обслуживания титульных счетов является технической и не требует банковской лицензии, операторами менеджеров титульных счетов могут быть любые технологические организации, обладающие необходимыми техническими возможностями и технической лицензией, в том числе процессинговые центры, провайдеры телеком услуг и т.п.

Переводы ЦНВ могут производиться как в пределах одного менеджера, так и между двумя разными менеджерами. Для исключения несанкционированной эмиссии должен быть разработан протокол взаимодействия менеджеров, обеспечивающий атомарность транзакции перевода.

 

Вопрос 4. Как будет реализован режим "цифровых наличных"?

В докладе упоминается необходимость обеспечить режим цифровых наличных - возможность совершения переводов ЦНВ в локальном режиме в случае отсутствия сети доступа. Детали предполагаемой практической реализации режима наличных в докладе отсутствуют.

Важность режима цифровых наличных очевидна. Возможность переводов в отсутствии сети доступа имеет принципиальное значение для создания работоспособной НДС, сервисы которой должны быть доступны постоянно и на всей территории, и зависимость возможности перевода от покрытия связью или наличия связи в данный момент, в данном районе или месте неприемлема.

Серьезным недостатком предлагаемой в докладе централизованной архитектуры является именно невозможность совершения переводов в отсутствие сети доступа, так как любой перевод требует обязательного подключения к централизованному менеджеру титульных счетов. В отсутствие сети доступа возможность переводов будет только у субъектов, имеющих прямое подключение. Можно предположить, что такой доступ будет у отдельных "критичных" для экономики субъектов, но что делать десяткам миллионов некритичных?

Инфраструктура системы ЦНВ на основе одноранговой многонодовой сети менеджеров титульных счетов, рассмотренная в предыдущем разделе,позволяет обеспечить возможность переводов ЦНВ в отсутствие сети доступа. Достаточно реализовать менеджер титульных счетов на базе любого мобильного устройства (мобильный телефон и т.п.), поддерживающего коммуникационные протоколы, необходимые для взаимодействия двух таких устройств в отсутствие сети доступа (NFC, BlueTooth, WiFi). Такая реализация потребует проработки технических вопросов, в первую очередь касающихся безопасности, в том числе разработки протокола взаимодействия менеджеров при переводе, исключающего несанкционированную эмиссию, однако технически эта задача вполне решаема.

Предлагаем в рамках обсуждения концепции ЦНВ рассмотреть возможность реализации на базе мобильных телефонов персональных автономных менеджеров титульных счетов с поддержкой режима цифровых наличных.

 

Вопрос 5. Что дальше?

В результате пилота, если он будет реализован, будет создана гибридная НДС, в которой внутри классической двухуровневой банковско-денежной системы, существующей сегодня, основанной на преимущественном обращении частных валют, выпускаемых банками, возникнут элементы новой одноуровневой модели денежной системы, с разделением банковской и денежной систем, основанной на преимущественном обращении национальной валюты.

Такая гибридная НДС имеет переходный характер, поскольку длительное сосуществование в обращении национальной и частных валют не имеет экономического смысла. Рано или поздно должен быть сделан выбор в пользу какой-то одной модели. Таким образом, предлагаемый проект, даже если авторы видят его просто как внедрение еще одной формы национальной валюты, по сути является началом структурной реформы, направленной на фундаментальную трансформацию НДС.

Предложенный в докладе подход, очевидно, исходит из того, что в силу сложности задачи  трансформации НДС и связанных с этим рисками, такая трансформация должна осуществляться поэтапно. С этим можно согласиться, но даже, двигаясь поэтапно, нужно понимать конечную "стратегическую" цель - видение состояния НДС в долгосрочной перспективе. Осуществлять такого рода реформы путем разовых краткосрочных проектов без стратегического целеполагания не правильно, концепция реформы НДС  должна покрывать как краткосрочные мероприятия, так и стратегические. Это позволит не только точнее определить направления и этапность дальнейшего движения, но и лучше понять смысл предлагаемого проекта и его место в мероприятиях по трансформации НДС.

С учетом сказанного представляется необходимым включить в перечень обсуждаемых вопросов анализ вариантов долгосрочного развития и возможных целевых архитектур НДС.

29 октября, 2020