«Как некультурно!» Свобода СМИ и принципы ИБ в контексте требований закона N 224-ФЗ

BIS Journal №2(45)/2022

15 июня, 2022

«Как некультурно!» Свобода СМИ и принципы ИБ в контексте требований закона N 224-ФЗ

Реальной ценностью обладает не абстрактная, расплывчатая сущность, скрывающаяся за словом «информация», а знание – продукт, венчающий вершину пирамиды. Пирамиды, где основание – это передел «данных» в «информацию», выше – передел «информации» в «информационные модели» (ИМ), и уже наверху – знание, полученное на основании опыта использования упомянутых ИМ.

К сожалению, в финансовой сфере, страховом бизнесе и госуправлении качество такого передела и его конечного продукта оставляет желать лучшего. И причины тому – на уровне добычи и обработки данных.

 

ОБ УЩЕРБНОСТИ СОВРЕМЕННОЙ ИНФОРМАЦИИ

В упомянутых сферах деятельности сегодня на передний план в технологиях передела данных в информацию выходит Machine Learning. И в этой ситуации весьма важна корректность тех данных, что «скармливаются» алгоритмам машинного обучения. Но эти «данные» зачастую представляют собой набор как объективно измеряемых величин (возраст, цена и т. п.), так и субъективной или сознательно искажённой «информации».

И всё более очевидным становится тот факт, что такая «информация» (например, данные из социальных сетей) заслуживает специального названия, для которого один из докладчиков форума «Банки России – XXI век» предложил особый термин – «мнения».

Не более надёжны и так называемые персональные данные в их расширенном варианте, когда речь идёт не о возрасте, поле или месте рождения, а о, например, потребительских предпочтениях, оцениваемых на основании «активности» платёжных карт, карт лояльности и иных изобретений современного финтеха, формально индивидуализированных, но чаще используемых как «расшаренный» инструмент (например, для семейного использования или в рамках офисных «колхозов» карт лояльности).

Скептическое отношение к «данным» и продукту их передела высказывалось и на конференции Банка РФ «Противодействие инсайту и манипулированию рынком: в поисках новой парадигмы», где отмечалось, что «информации так много, что трудно определить, где она точная, а где сфабрикована».

Причём речь может идти как о ненадёжности информации, извлекаемой из нового класса «персональных» данных, описывающих состояние компаний, эмитентов ценных бумаг, так и о ненадёжности информации, тиражируемой СМИ на основании перепечаток сторонних источников или сознательных «вбросов» из «авторитетных источников». При этом уместно вспомнить, что в числе противников принятия закона № 224-ФЗ «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком…» были и представители СМИ, считавшие закон инструментом для цензурирования журналистики и покушения на свободу слова.

 

КУЛЬТУРА КАК ЕДИНСТВЕННОЕ ПРИБЕЖИЩЕ ИБ

На ноябрьской конференции «Противодействие инсайту…» в качестве инструмента для реализации регуляторных задумок закона № 224-ФЗ было предложено развитие культуры рынка в виде системы табу и ограничений на недобросовестное поведение. Речь при этом велась об игроках, что называется, прямого действия – финансовых организациях и структурах-площадках для проведения торгов, и совсем не упоминались СМИ, хотя необходимость учёта их недобросовестного поведения понятна ещё со времён написания романа «Граф Монте-Кристо».

Безусловно, развитие культуры рынка необходимо всячески поддерживать, но при этом нельзя не включить в число окультуриваемых структур ещё и СМИ, а также попытаться оценить возможность использования метрик ИБ для управления таким окультуриванием. Это позволит, с одной стороны, формализовать список элементов культуры СМИ, а с другой – исключить СМИ из числа инструментов недобросовестной «социальной инженерии» как на финансовом рынке, так и в жизни общества в целом.

Не стоит сбрасывать со счетов и то, что эта работа позволит уточнить наши представления о метриках ИБ и их взаимосвязях.

 

ДОСТУПНАЯ И НЕВЕРНАЯ

На последнем форуме «Банки России – XXI век» ставился вопрос о влиянии на биржевые спекуляции качества информации в контексте не только её объективности, но и своевременности ознакомления с ней рынка, т. е. доступности информации. В связи с этим упоминался, в частности, такой инструментарий, как «высокочастотные» роботы для биржевой торговли.

Ещё одной ИБ-проблемой рынка биржевой торговли называлась проблема балансировки нагрузки на серверах в пиковых режимах работы бирж. А это значит, что, возможно, имеет смысл оптимизировать скорость предоставления информации с тем, чтобы интересы сиюминутного извлечения прибыли на быстроменяющемся рынке не вступили в конфликт с интересами устойчивой работы биржевых систем в течение всего торгового дня.

Применительно к СМИ доступность информации обеспечивается тотальным проникновением Интернета в работу редакций.

При этом СМИ, особенно в условиях их современной конкурентной многоканальности, грешат эстрадным подходом во взглядах на допустимые темпы информирования рынка и о рынке. «Утром в газете, вечером в куплете!» – это кредо политической эстрады начала прошлого века приходит сегодня на ум, когда за утренним кофе сталкиваешься с одноголосицей утреннего радиоэфира, обеспеченной интернет-поисковиком, которым все как один пользуются ведущие радиоканалов. То же касается, впрочем, и утренней интернет-ленты СМИ.

Однако, помимо одноголосицы, ещё одной негативной оборотной стороной лёгкой и быстрой доступности информации для СМИ стало заполнение эфира и газетных полос непроверенными сведениями, а то и откровенной ложью, используемыми нередко и для манипулирования рынками, и в интересах злонамеренной социальной «инженерии».

Соответствующие примеры легко можно было найти, анализируя освещение так называемой пандемии SARS-CoV-2 или информационную атаку на Россию в связи с весенним санкционным обострением «коллективного Запада».

При этом, наряду с откровенной ложью ангажированных источников, встречается «серая» дезинформация, основанная, «скажем так», на оперативном вбросе информации без надлежащей проверки добросовестности источника или системного анализа нескольких независимых источников.

 

КУЛЬТУРА ВЕРНОСТИ ДОСТУПНОЙ ИНФОРМАЦИИ

Стилистика с использованием современного речевого паразита «скажем так» использована для подчёркивания «некультурности» подобного поведения СМИ. И «некультурность» подобной природы при использовании для её описания метрик ИБ может быть связана с деградаций целостности информации.

Уместно заметить, что желание обеспечить целостность информационного потока в СМИ может конфликтовать с конфиденциальностью информации.

И в этом случае культурной проблемой для СМИ может стать противоречие – внимание! – между желанием обеспечить доступность актуальной для общества информации и объективной невозможностью обеспечить должное качество этой информации из-за прорех в её целостности, которые появляются в результате конфликта с требованиями конфиденциальности. Причём уровень академических требований к конфиденциальности на практике может доходить до грифа «Секретно» и выше.

 

КАК РАЗРЕШИТЬ КОНФЛИКТ?

Как разрешить такой конфликт? Решение этой задачи важно не только для СМИ в контексте повышения доверия к каналу поступления информации, но и применительно к упомянутой в начале статьи проблеме построения культуры рынка в виде системы ограничений на недобросовестное поведение.

Ещё одну проблему повышения культуры СМИ в контексте желания исключить журналистику из числа инструментов недобросовестной «социальной инженерии» можно сформулировать, отталкиваясь от примеров недобросовестной дезинформации, использующих имитацию анализа многих источников («фактчекинга»), тогда как, по сути, все такие каналы дирижируются из одного центра.

Клоном технологии недобросовестной дезинформации со стороны СМИ является и использование нескольких независимых, но некомпетентных источников. Сегодня нередко можно услышать комментарии по теме, например, импортозамещения от лиц, формально «отягощённых» высокими должностями, но вскочившими на подножку «экспертности» из менеджеров по рекламе или с должностей помощников руководящих персон, не написав при этом ни строки кода и не пройдя на практике по технологической цепочке микроэлектронного производства.

 

ЧЕМ НЕ ПРИМЕР?

Проблема исключения журналистики из числа инструментов для манипулирования рынком и сознанием людей, равно как и задача использования журналистики для воспитания квалифицированного творца актуальны для современного общества. И объективная регуляторика в этой сфере, использующая метрики ИБ, могла бы сыграть тут свою роль.

Эту тему можно было бы обсудить на февральском Уральском форуме «Информационная безопасность финансовой сферы», но не случилось. И не случилось, в том числе и в связи с тем, что организатор опирался на устаревшие и неполные данные о состоянии угроз со стороны штаммов SARS-CoV-2.

«Как некультурно!» – сказала бы героиня Фаины Раневской.

Стать автором BIS Journal

Смотрите также

Подписаться на новости BIS Journal / Медиа группы Авангард

Подписаться
Введите ваш E-mail

Отправляя данную форму вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности персональных данных

01.10.2022
Банк России финализирует стратегию обеспечения ИБ на 2022–2024 годы
01.10.2022
Российские хакеры атакуют российские компании
30.09.2022
Минцифры — о дополнительных мерах в отношении мобилизованных айтишников
30.09.2022
Apple релоцировала большую часть российских сотрудников в Киргизию
30.09.2022
Список софта для обязательного размещения в RuStore расширен
30.09.2022
Эльвира Набиуллина попала под британские и американские санкции
30.09.2022
Минобрнауки рассказало о рассылке от «Минобороны»
29.09.2022
Штрафы за утечку ПДн могут пойти не в бюджет, а на компенсацию пострадавшим от утечек
29.09.2022
ИТ-исход 2.0. Рынок — о возможном количестве айтишников, покидающих РФ прямо сейчас
29.09.2022
Минцифры собирается срезать поток спамерских звонков

Стать автором BIS Journal

Поля, обозначенные звездочкой, обязательные для заполнения!

Отправляя данную форму вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности персональных данных