«Создание национальной системы цифрового рубля связано с рядом технологических вызовов»

BIS Journal №2(45)/2022

17 мая, 2022

«Создание национальной системы цифрового рубля связано с рядом технологических вызовов»

Безусловно, пока рано говорить, что инфраструктура цифрового рубля готова для массового использования. В нынешнем году стартовал пилотный проект в нескольких банках, и на текущий момент ни один из участников не отчитался об успешной интеграции с платформой. Для запуска же массового использования необходимо, чтобы банки научились работать с платформой, выпускать и обслуживать кошельки юридических и физических лиц.

Также остро будут стоять вопросы обеспечения информационной безопасности, сертификации платформы в соответствии с требованиями ИБ-регуляторов (ФСБ и ФСТЭК), обеспечения крайне высокой пропускной способности и масштабируемости блокчейн-платформы. Это очень важные инфраструктурные вопросы и пока они не решены до конца.

В целом, создание национальной системы цифрового рубля связано с рядом технологических вызовов. Так, обеспечение конфиденциальности ляжет в первую очередь на банки, так как они будут работать непосредственно с клиентами и персональными данными. Несмотря на то что эта задача является классической для банков, в контексте цифрового рубля она имеет особую важность, так как утечка из банка сведений о связи персональных данных с идентификатором в блокчейне (открытым ключом) пользователя деанонимизирует все его финансовые операции. Можно попробовать решить этот вопрос с помощью продвинутой криптографии, но это станет дополнительным вызовом, учитывая масштабы использования платформы.

С точки зрения незаконного доступа к финансовым средствам пользователей, применение технологии блокчейн при построении инфраструктуры цифрового рубля как раз направлено на снижение риска незаконного доступа к средствам. Доступ к ним и право распоряжаться имеет только пользователь, поскольку каждый перевод средств — это запись в распределённом реестре, лично подписанная электронной подписью пользователя. И давно работающие глобальные блокчейн-решения, такие как Bitcoin, Ethereum, Ripple, считаются более безопасными для пользователей, чем хранение средств на счетах банка.

Однако эти технологии существенно более медленные, чем банковские переводы, которыми мы привыкли пользоваться: вы никогда не сможете получить перевод в Bitcoin за несколько секунд — это издержки децентрализации. Это будет ещё один вызов — дать людям привычный пользовательский опыт, но при использовании технологии распределённых реестров.

А для Банка России основным технологическим вызовом будет обеспечение необходимой пропускной способности платформы и её безопасности. Эта задача не является классической, и пока мало кто в мире её успешно решил. Поэтому, однозначно, основные технологические вызовы стоят перед Банком России.

Интересен вопрос о том, какое количество блокчейн-операторов является оптимальным для обеспечения полномасштабного функционирования инфраструктуры цифрового рубля. На мой взгляд, более устойчивой будет инфраструктура, построенная на нескольких блокчейн-платформах, соответствующих определённым правилам. Это позволит в первую очередь решить вопрос с масштабированием: платформа Банка России остаётся базовой, а в неё из других платформ заносятся результирующие записи о переводах между различными лицами в рамках этих платформ, так же как и слепки реестров транзакций для аудита. Это позволит обеспечить и высокую скорость операций и прозрачность.

Трансграничным операциям с цифровыми валютами – быть, однозначно. Проблема будет в том, чтобы на уровне государств договориться о технологической и регуляторной интеграции разных цифровых валют. Нужно также заниматься интеграцией децентрализованных финансов (DeFi) в модернизируемую финансовую систему страны. Однако рынок децентрализованных финансов базируется на криптовалюте, поэтому первый шаг для интеграции DeFi в существующую финансовую систему — принятие закона о регулировании криптовалюты.

Здесь сразу встают вопросы незаконного оборота цифровой валюты на территории страны, отмывания нелегальных доходов и финансирования терроризма (ПОД/ФТ). Пресечь эти потоки, а также те или иные коррупционные схемы, цифровой рубль, безусловно, должен помочь – такова его природа. Но для практической реализации этих задач понадобится его принудительная интеграция в те сферы деятельности, где эти потоки наиболее распространены. Так, мы однозначно приветствовали бы его использование в госзакупках, так как это сделает прозрачным расходование бюджетных средств, одновременно упростив отчётность для честных компаний.

Кстати, №259-ФЗ «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте» не относится к цифровому рублю. Цифровой валютой этот закон называет средства платежа, не являющиеся денежной единицей Российской Федерации, денежной единицей иностранного государства и (или) международной денежной или расчётной единицей. Под цифровой рубль понадобится изменение текущего законодательства. Такая работа уже ведётся. Думаю, мы увидим соответствующие документы вскоре после завершения пилота цифрового рубля.

Создание масштабной национальной доверенной ИТ-среды для функционирования цифровой национальной валюты ставит много вопросов. В их числе – не только создание инфраструктуры, и обеспечение её безопасности, но и поддержка масштабируемости и конфиденциальности этой инфраструктуры, а также интеграция банков и большая просветительская работа с юридическими лицами и населением. В целом, все эти вопросы ещё предстоит решать. И если часть задач можно решить по аналогии, например, задействовав инфраструктуру НСПК, то некоторые придётся решать одними из первых в мире.

Смотрите также