«Цифровая трансформация: тренды и перспективы». То, что можно было бы услышать на BISS 2021, но не сложилось

5 октября, 2021

«Цифровая трансформация: тренды и перспективы». То, что можно было бы услышать на BISS 2021, но не сложилось

В качестве одного из спикеров на саммит BISS 2021 был приглашён Валентин Макаров, президент НП «РУССОФТ». Но случилось так, что незапланированный вызов г-на Макарова в «верхи» не позволил ему высказаться по вопросам, поднятым на панельных дискуссиях саммита «Цифровая трансформация глазами очевидцев» и «Киберустойчивость цифрового мира».

Однако состоявшаяся незадолго до саммита встреча в пресс-клубе РУССОФТ позволяет всё-таки получить представление о том, что думают о процессах цифровой трансформации не только президент НП «РУССОФТ», но и ряд руководителей высокого ранга нескольких ведущих российских ИТ-компаний.

Тема заседания пресс-клуба РУССОФТ 14 сентября была обозначена как «Цифровая трансформация: тренды и перспективы» и напрямую «бьётся» с темой одной из «панелей» BISS 2021 «Цифровая трансформация глазами очевидцев».

Что же касается «киберустойчивости цифрового мира», то вскользь этот вопрос затронул Валентин Макаров, а напрямую некоторым аспектам этой темы были посвящены выступления Льва Матвеева из «Сёрчинформ» («Центры мониторинга ИБ как способ защитить госсектор и выстроить платформу для экспорта») и Тимофея Матреницкого, компания «Актив» («Кибербезопасность как ключевое условие цифровой трансформации и роста экспорта российского ПО»).

И если в выступлении Валентина Макарова тема была раскрыта по-генеральски оптимистично: «Важным последствием перехода к удалённым режимам коммуникаций явился качественный рост требований к обеспечению информационной и кибербезопасности. В целом требования к кибербезопасности оформились в новую парадигму безопасности, которая основывается на принципах проактивного противодействия внешним угрозам, интегрированной безопасности информационных систем, доверенной среды …»,

а Тимофей Матреницкий из «Актив» предпочёл посвятить своё выступление теме, «классической» для встреч НП «РУССОФТ» с прессой – «Кибербезопасность как ключевое условие … роста экспорта российского ПО»: «Россия обладает обширным капиталом компетенций и технологий в данной сфере [речь идёт о кибербезопасности. Прим. BIS Journal], опережая даже гораздо более крупные ИТ-рынки мира. Поэтому, при правильном подходе, экспорт отечественных ИБ-решений может стать одной из важных точек роста российского ИТ-рынка»,

и не заострять внимание на существующих проблемах ИБ и КБ, ограничившись лишь фактически прописными истинами: «Обеспечение информационной безопасности данных и процессов – один из обязательных компонентов цифровой трансформации, без которого невозможно развитие современного общества»,

то председатель совета директоров «Сёрчинформ» был более реалистичен и откровенен:

«… ПДН, судя по нашему исследованию, утекали в прошлом году из каждой четвертой госорганизации. … Сегодня безопасность в основном строится вокруг защиты от хакеров, тогда как утечки в 80% случаев происходят по вине инсайдеров. Сейчас госорганы защищены от этого риска очень плохо – недостаточно или совсем нет защитного ПО. Но даже если оно есть в нужном комплекте и количестве – с ним просто часто некому работать. Так что решение проблемы защиты данных – это даже не вопрос денег, а новой организации защиты.»

Из сказанного и из того, что мы видим и слышим вокруг, следует, что пока рано говорить об оформлении новой парадигмы безопасности, хотя её идеи витают в воздухе официальных и неформальных встреч «ибэшников» уже не один год.

А препятствий на пути оформления упомянутых идей в реальность по старинной российской традиции две:

  • пассивность государства в условиях, когда в стране пока нет «ИТ-гигантов» бизнеса (хотя, безусловно, есть оригинальные идеи в умных мозгах и обоснованно амбициозные компании);
  • нерациональное использование имеющегося кадрового потенциала и продолжающаяся вульгаризация смыслов образования вообще и ИТ-образования в частности.

Об этом можно было бы много что сказать, но эта тема для других публикаций.

Здесь же, продолжая курс на установление связей между заседанием пресс-клуба РУССОФТ и несостоявшимся выступлением Валентина Макарова на BISS 2021, отметим, что отзвуки упомянутых недостатков можно было услышать 14 сентября в выступлении самого президента НП «РУССОФТ», который обратил внимание собравшихся на то, что к социально-экономическим последствиям расширения применения удалённой работы вследствие «антиковидных» мероприятий следует отнести выравнивание уровня оплаты труда программистов по всей территории России до уровня двух столиц. И в совокупности с текущими тенденциями роста кадрового спроса это вызвало резкое обострение проблемы дефицита кадров.

Валентина Макарова фактически поддержали Артак Оганесян, заместитель генерального директора компании EPAM и Александр Калинин, генеральный директор компании Sibedge.

И если представитель EPAM как бы ограничился сухой констатацией фактов: «Кадров по-прежнему не хватает, а переход на удалённую работу уравнивает рынки труда не только в регионах России, но и по всему миру. В среднем по России мы видим, что зарплаты выросли на 20-25%, а где-то они вплотную приблизились к Москве и Санкт-Петербургу» (см. Примечание*),

то выводы гендиректора Sibedge прозвучали более откровенно в контексте оценки ситуации: «… нужны компетентные кадры, но на внутреннем рынке за них идёт борьба. ИТ-компании проигрывают войну капиталов, что снижает экспертность рынка в целом. Замедляется развитие не только ИТ-игроков, но и цифровой экономики всей страны».

 

Примечание*

Вопрос BIS Journal: А разве удалённая работа в сфере ИТ такая уж большая новость. Программисты и даже системные администраторы уже лет 10 или более имеют эффективные инструменты для дистанционной работы. Что в этих инструментах так кардинально изменилось в последние 2 года? Или объяснение того, что «удалённая работа уравнивает рынки труда не только в регионах России, но и по всему миру» имеет иные причины?

Ответ EPAM: Не новость, если говорить об ИТ-компаниях или стартапах. Но для ИТ-подразделений предприятий из различных отраслей – от банков и страховых компаний до промышленности и торговли, а также для государственных учреждений, где физическое присутствие в помещениях или на территории организации было краеугольным понятием труда, дистанционные способы работы появились только после ввода изоляции. Вдруг оказалось, что и службы безопасности могут оперативно предоставить такой доступ с помощью технических и аппаратно-программных средств. К слову, именно эти предприятия и оказались в числе тех, кто вышел на рынок труда в поисках программистов, потому что им надо было догонять волну цифровизации.

 

При этом оценки по кадровой ситуации Валентина Макарова и Артака Оганесяна можно пытаться расценивать как проблемы бизнеса, но вот выводы Александра Калинина однозначно указывают на то, что это одна из проблем государства, объявившего о переходе к «цифровой экономике».

Тем более, что ИТ-бизнес даже при нерешённости упомянутых вопросов в части информационной и кибербезопасности и дефицита кадров чувствует себя в среде цифровой экономики как рыба в воде.

По мнению Валентина Макарова, 2020 год стал переломным в деле цифровой трансформации российской экономики. Эта убеждённость президента НП «РУССОФТ» базируется и на качественных рассуждениях о том, что пандемия привела к «экспоненциальному росту» применения ИТ для обеспечения удалённой работы»

и на количественных показателях: «объём российского рынка ПО и услуг по его разработке вырос в 2020 г. в рублях на 16,5%; объем зарубежных продаж в рублях также вырос на 16%, хотя в долларах США он вырос на 4,3%».

А заместитель генерального директора компании EPAM и генеральный директор IVA Technologies Станислав Иодковский расширили «набор данных» об успехах ИТ-индустрии.

Артак Оганесян отметил в своём выступлении, что: «… наша выручка в России и СНГ выросла на 14,7%, в 1 полугодии 2021 года рост составляет 44% по сравнению с аналогичным периодом 2020 года»,

А Станислав Иодковский привёл следующие оценки и цифры: «По нашим данным, объём рынка UC [аббревиатура, обозначающая т.н. технологии и оборудование унифицированных коммуникаций. Прим. BIS Journal] в России в 2020 г. составил более 300 млн $, что примерно на 30% больше, чем в 2019 г. При этом в 2018-2019 гг. на российские решения приходилось не более 5%, то в 2020 данный показатель составил примерно 15-20%» (см. Примечание **).

 

Примечание **

Вопрос BIS Journal:

Процентный рост российских решений связан только с ростом рынка и занятия этого «роста» российскими продуктами, или идёт вытеснение иностранных решений? Если есть вытеснение, то можно привести какие-нибудь цифры?

Ответ IVA Technologies:

Оценить это достаточно сложно, но думаю, что имеют место оба фактора. Т.е. и увеличение объёмов продаж российских решений, и замещение ими иностранных продуктов. Что касается IVA Technologies, то в нашей выручке за 2020 год на проекты, где замещались иностранные системы, пришлось более 50%. В основном замещали Cisco Webex, Microsoft (Skype/Teams), Zoom и некоторые другие малоизвестные системы. При этом наше решение – система видеоконференцсвязи IVA MCU – как минимум не уступает указанным зарубежным продуктам по функционалу. Кроме того, она имеет более гибкие настройки и, что особенно важно, мы, как разработчик, всегда открыты к прямому диалогу с заказчиком.

Смотрите также