27 февраля, 2013

Раз отсрочка, два отсрочка…

В 1980 году вместо объявленного в СССР коммунизма состоялась Олимпиада-80.

Из анекдота

25 декабря прошлого года наши законодатели преподнесли российским банкам воистину царский подарок. На первый взгляд, изменения просто ничтожны...

В соответствии с частью 4 статьи 39 новой редакции Закона:

Части 2, 4 - 8, 11 - 16 статьи 9 настоящего Федерального закона вступают в силу по истечении 30 месяцев после дня официального опубликования настоящего Федерального закона.

Теперь все эти параграфы вступят в силу только с 1 января 2014 года. Если, конечно, вступят. Российская правоприменительная практика в этом отношении вполне однозначна. Если вступление в силу закона или его части отложено на год, то ничто не мешает повторять этот процесс, как говорится, в неограниченном количестве. Вспомним хотя бы ситуацию с многострадальным Федеральным законом № 152-ФЗ от 27.06.2006 «О персональных данных» который пережил на своем недолгом веку 8 (восемь!) редакций, в том числе откладывающих срок приведения в соответствие с законом информационных систем персональных данных. Вполне возможно, что разорительные для банков пункты будут отложены куда-нибудь на 2020 год или вовсе по-тихому отменены.

На самом же деле столь скромный абзац ненавязчиво маскирует полное выхолащивание полезной сути этого закона. В самом деле, именно в отложенных на год пунктах статьи содержались требования, добавляющие «головной боли» нашим банкам:

Статья 9. Порядок использования электронных средств платежа

4. Оператор по переводу денежных средств обязан информировать клиента о совершении каждой операции с использованием электронного средства платежа путем направления клиенту соответствующего уведомления в порядке, установленном договором с клиентом.

8. Оператор по переводу денежных средств обязан рассматривать заявления клиента, в том числе при возникновении споров, связанных с использованием клиентом его электронного средства платежа, а также предоставить клиенту возможность получать информацию о результатах рассмотрения заявлений, в том числе в письменной форме по требованию клиента, в срок, установленный договором, но не более 30 дней со дня получения таких заявлений, а также не более 60 дней со дня получения заявлений в случае использования электронного средства платежа для осуществления трансграничного перевода денежных средств.

11. В случае утраты электронного средства платежа и (или) его использования без согласия клиента клиент обязан направить соответствующее уведомление оператору по переводу денежных средств в предусмотренной договором форме незамедлительно после обнаружения факта утраты электронного средства платежа и (или) его использования без согласия клиента, но не позднее дня, следующего за днем получения от оператора по переводу денежных средств уведомления о совершенной операции.

12. После получения оператором по переводу денежных средств уведомления клиента в соответствии с частью 11 настоящей статьи оператор по переводу денежных средств обязан возместить клиенту сумму операции, совершенной без согласия клиента после получения указанного уведомления.

Если перевести эти запутанные формулировки с юридического языка на русский, получается примерно следующее. Банк обязан бесплатно информировать клиента (посредством СМС или электронной почты) обо всех операциях по его карте. Если же клиент оспаривает проведенную по его карте транзакцию, банк обязан в бесспорном порядке возместить клиенту снятые мошенниками средства. И последний гвоздь в гроб нашей банковской системы – расследование по заявлению клиента больше не может продолжаться до бесконечности, затягивая этот вопрос до глубокой старости клиента. На все про все закон отводит банку лишь 30 суток, если деньги украдены на родной земле, и 60 – если за границей. После этого время вышло. Надо платить.

С одной стороны, отсрочка вроде как позволяет немного вздохнуть и отодвинуть тот самый миг расплаты. С другой стороны – она же может сыграть злую шутку.

На самом деле, если разобраться, то окажется, что крамольная статья 9 закона «О национальной платежной системе» на самом деле не содержит ничего революционного. По сути, законодатель просто лишний раз напоминает здесь некоторые положения Гражданского кодекса и закона № 395-1 от 02.12.1990 «О банках и банковской деятельности». Дело в том, что и сейчас банки обязаны возвращать клиентам неправомерно списанные (например, украденные мошенниками) с их счетов средства.

Вот статья 854 ГК РФ, которая  совершенно однозначно утверждает, что

1. Списание денежных средств со счета осуществляется банком на основании распоряжения клиента.

2. Без распоряжения клиента списание денежных средств, находящихся на счете, допускается по решению суда, а также в случаях, установленных законом или предусмотренных договором между банком и клиентом.

А вот статья 856 ГК РФ, которая  предусматриваются санкции за нарушение банком своих обязательств:

Статья 856. Ответственность банка за ненадлежащее совершение операций по счету

В случаях несвоевременного зачисления на счет поступивших клиенту денежных средств либо их необоснованного списания банком со счета, а также невыполнения указаний клиента о перечислении денежных средств со счета либо об их выдаче со счета банк обязан уплатить на эту сумму проценты в порядке и в размере, предусмотренных статьей 395 настоящего Кодекса.

Очевидно, что в случае списания денег со счета клиента, подстроенного криминальными элементами, сам клиент такого указания не давал и, следовательно, является пострадавшей стороной. Из этого следует, что возмещать похищенное –прямая обязанность банков.

И это отнюдь не голая теория. Как только пострадавший клиент российского банка оказывается достаточно юридически грамотным, или сумма похищенного заставляет за нее бороться, в т.ч. с привлечением грамотных адвокатов, клиент без особого труда возвращает через суд незаконно снятые с его счета мошенниками средства. В частности, еще 11 ноября 2009 года коммерческий банк ЗАО «Райффайзенбанк» проиграл процесс по иску гражданина Е., после чего был вынужден выплатить крупную сумму денег, похищенных со счета Е. неизвестными лицами. Беда не приходит одна, и 21.07.2010 года ЗАО «Райффайзенбанк» вновь пришлось раскошеливаться – на этот раз при точно таких же обстоятельствах проиграв процесс гражданину М.

27 августа 2009 года не повезло одному из филиалов ОАО «Банк Москвы» – по решению суда этому банку пришлось вернуть гражданину К. незаконно списанные с его кредитной карты деньги. Как и в предыдущих случаях, суд руководствовался положениями Гражданского кодекса РФ и закона «О банках и банковской деятельности».

Не нашли понимания в российских судах также ОАО АКБ «Связь-банк», ОАО «Балтийский банк», банк «Система» и ряд других банковских структур. Иными словами, в России к настоящему моменту сложилась вполне определенная правоприменительная и судебная практика:  клиент банка прав, если он сможет привести доказательства того, что в момент незаконного списания средств он находился подальше от места незаконной транзакции, а кредитная карта была при нём. В чем же секрет? Что может решить отсрочка вступления закона в силу?

Можно предположить, что ответ прост. Действующая в настоящая время практика предполагает обращение потерпевшего в суд после достаточно длительных попыток досудебного урегулирования возникшей проблемы с банком. Вся процедура может отнять от 6-7 месяцев до года. Очевидно, что пройти все до конца могут только очень настойчивые клиенты. К затягиванию сроков добавляются и финансовые соображения. Интересы банков отстаивают в суде, как правило, работники их юридических подразделений, имеющие высшее юридическое образование. Чтобы в такой ситуации все-таки выиграть процесс, потерпевший должен прибегнуть к услугам адвоката. Адвокаты же в нашей стране отнюдь не бесплатны. За участие в подобном процессе среднестатистический адвокат попросит гонорар в размере 20-40 тысяч рублей или выше (адвокатский гонорар существенно меняется в зависимости от региона, спорной суммы и других факторов). Вернуть же потраченные на адвоката деньги будет не так легко – руководствуясь принципом разумности 1, судьи оценивают услуги адвоката максимум в 5-10 тысяч рублей.

При таком положении вещей для клиента имеет экономический смысл возмещать в судебном порядке ущерб, как минимум превышающий 20 тысяч рублей. Можно даже усмотреть в этом то, что банки избавлены от необходимости как-то бороться с мошенничеством.

Крамольная же статья 9 закона «О национальной платежной системе», если все-таки когда-нибудь будет принята, внесет в существующую ситуацию достаточно сильное возмущение. Основная проблема, которой справедливо опасаются банки, – вал заявлений о якобы мошеннических транзакциях по картам. На самом деле все, что требуется банкам – это работоспособная служба безопасности. К сожалению, в большинстве  российских банков служба безопасности на деле состоит из 3-4 человек во главе с отставным генералом ФСБ или (гораздо реже) МВД. Эти люди откровенно издерганы, работают по 25 часов в сутки и даже кое-что успевают. В основном в «кое-что» входит проверка крупных потенциальных заемщиков и возвращение наиболее наглых мошеннических кредитов. Детальное разбирательство по всем случаям мошенничества с кредитными картами эти несчастные просто не тянут.

Как показывает судебная практика, даже при наличии поступившего в банк заявления клиента о мошеннических транзакциях по кредитной карте банки не проводят детального расследования. Все действия сводятся в лучшем случае к электронной переписке с зарубежным банком и получении оттуда неких электронных таблиц, игнорируемых российскими судами. Ни по одному делу об оспаривании транзакции российские банки не представили в суд хотя бы  видеозапись с банкомата, где производилось снятие денег. Это не говоря уже о более серьезных мерах. Причина проста — серьезные меры стоят серьезных денег, а деньги всегда находится на что потратить 2.

Практика показывает, что при наличии финансирования и элементарной воли можно справиться с любыми проблемами криминального свойства. Когда-то кошмаром банковской системы были фальшивые авизо. При этом фальшивки изображались как некое стихийное бедствие, вроде наводнения. Но как только появилась воля — в данном случае Центробанка РФ — тут же нашлось финансирование, после чего фальшивые авизо отошли в область преданий. Сейчас отмечаются лишь единичные попытки такого мошенничества. Аналогичным образом можно будет справиться и с карточными мошенниками.

Любимый банками 3 сценарий мошенничества состоит в следующем. Два соучастника аферы оформляют кредитные карточки, после чего меняются новыми карточками и выезжают в разные страны, где и снимают с карт весь кредитный лимит. После этого возвращаются в Россию и заявляют о неправомерном списании денежных средств, ссылаясь на штампы в загранпаспорте. Услышав про такую замечательную схему, каждому захочется быстро разбогатеть. Однако встает простой вопрос — если эта афера настолько элементарна, то почему так никто не делает?  Странным образом и в США, и в странах Западной Европы, и даже в Израиле авторы и исполнители таких афер оказываются в тюрьме раньше, чем успевают порадоваться росту своего благосостояния.

Нет смысла обсуждать в этой статье деятельность государственных правоохранительных органов в разных странах.  Однако иностранные банкиры хорошо помнят пословицу: «Спасение утопающих — дело рук самих утопающих». И в рамках этой концепции банки потратились и на пристойную службу безопасности, и на централизованные базы данных по случаям мошенничества, и на многие другие меры. В приведенном выше примере карточного мошенничества при желании разобраться достаточно просто. Служба безопасности пострадавшего банка вполне может запросить видеозапись с банкомата, после чего проверить лицо мошенника по собственной клиентской базе, по различным межбанковским базам данных 4 и даже обратиться в полицию для поиска мошенника по данным с уличных видеокамер 5. И «неожиданно» мошенники будут найдены, а украденные средства возвращены банку.

При наличии работоспособной службы безопасности  и скрупулезном подходе к каждому инциденту доказать состав мошенничества бывает не так уж и сложно. Помочь пресечению мошенничества может и создание централизованных межбанковских баз данных. В тех же США, где такие базы созданы и успешно эксплуатируются, такое мошенничество, как кайтинг, отошло в область преданий. Российские же банки — каждый за себя, один Гермес за всех — продолжают нести потери от этого мошенничества.

Очень неплохо противодействует карточному мошенничеству система гибкого установления кредитных лимитов по карточкам. При использовании такой системы мошеннику, чтобы обмануть банк на существенную сумму, предстоит настолько основательно потрудиться, что афера станет попросту нерентабельной. Однако такие системы использует лишь незначительная часть российских банков. Автору известны многочисленные случаи, когда лица, вовсе не имеющие постоянного источника дохода — студенты, безработные, инвалиды и даже откровенно маргинальные элементы — без труда получали кредитные карты российских банков с лимитом 50-150 тысяч рублей. Из каких средств такой горе-заемщик будет выплачивать кредит, никого в банке при этом не интересовало.

Банки могут использовать и более мягкие меры для борьбы с карточным мошенничеством. Например, открывать возможность списания денег за границей только по заявлению клиента. Вполне возможно полностью перейти на карты с чипом и отказаться от бесчиповых карт. Можно перейти к протоколу 3D Secure... Да много еще чего можно, было бы желание и финансирование!

Однако на данный момент далеко не все российские банки настроены внедрять новые решения в сфере безопасности. В этой ситуации представляется целесообразным снабдить закон «О национальной платежной системе» соответствующим подзаконным актом, например постановлением Правительства РФ, где четко прописать календарный план мероприятий по исполнению требований закона. Разумеется, при составлении этого документа можно и нужно учесть мнение банковского сообщества. Просто необходимо предусмотреть какой-то переходный период. И продолжительность этого периода может быть даже дольше, чем до 31 декабря 2013 года. Но этот подзаконный акт должен содержать четкий перечень проводимых банками мероприятий с конкретными сроками реализации каждого этапа. Возможно, в такой документ могут быть включены и меры ответственности для банков-«уклонистов».

Такой документ позволит постепенно и аккуратно перейти на новый режим работы с пластиковыми картами. При этом можно будет избежать обычной штурмовщины к концу года и обращений к законодателям с просьбами о повторной отсрочке. И вполне может быть, что опасения по поводу чрезмерных расходов на реализацию требований закона окажутся сильно преувеличенными.

------------------------------------------------------------------------------------------------------------

1 Принцип разумности – удивительное ноу-хау российской судебной системы. В соответствии с этим принципом различные товары и услуги стоят не свою рыночную цену, а сумму, которая кажется судье разумной. Возражения, что приобрести эти товары и услуги по разумной цене принципиально невозможно, отбрасываются судами как неразумные.

По мнению большинства специалистов, на цели безопасности должно расходоваться 10% дохода банка. Интересно, многие ли российские банки могут похвалиться такими затратами на безопасность?

Во всяком случае, этот сценарий озвучивается представителями банков на всех судебных заседаниях по оспариванию мошеннических транзакций. Реально за подобные действия никто не был привлечен к ответственности.

Для этого, конечно, придется потратить некоторые средства на создание и поддержку таких баз.

Такие системы уже внедрены за государственный счет в гор. Москве и Санкт-Петербурге. На очереди — все крупные города России.

Смотрите также