BIS Journal №1(40)/2021

24 февраля, 2021

Срединный путь против выстрела в ногу

«Оптимальный вариант – частно-государственное партнёрство, а возможно, госкорпорация».

Относительно доли используемого иностранного ПО и ИТ-оборудования в финансовой отрасли на уровне 85% банкирам, конечно, виднее, но, думаю, что оценка не совсем верная. Скорее, эта доля достигает 95%. Но что сегодня по-настоящему беспокоит банкиров? Прежде всего, безудержная денежная эмиссия в ответ на пандемию COVID-19, отключения от SWIFT и ограничения доступа к долгосрочному фондированию и капиталу как результат ужесточения антироссийских санкций, высокая рыночная волатильность, отзыв банковской лицензии, угроза «затопления» объёмами хранимой информации. Ну и проблема импортозамещения. В чём выражается эта проблема?

Представьте себе, что у вас есть заштатная вилла на 12 комнат на Лазурном берегу. И вдруг вам говорят, что теперь вы будете жить в ближнем Подмосковье, где вам предоставят шикарную четырёхкомнатную квартиру со всеми удобствами. С одной стороны, хорошо, что качество жилья улучшится. Но с другой — куда девать всю эту мебель и бытовую технику, диваны, пуфы, буфеты и прочая, что составляет комфортный быт? В четыре комнаты то, что стояло в двенадцати, просто не влезет. Так и в нашем случае: как ни ругай зарубежные технологии, но, к сожалению, предложить отечественные аналоги (не похожие, а именно аналоги) пока нет возможности. Не могут пока отечественные средства обеспечить банковские бизнес-процессы с тем же качеством и той же надёжностью, что и зарубежные.

Но банковский сектор очень сильно зависит от качества ИТ-технологий. Любой сбой в транзакциях (а это сегодня, как правило, электронные транзакции) может привести к краху всего бизнеса. Вот поэтому банкиры стараются выбрать то, что надёжно, функционально, недорого и эффективно. И если наши производители смогут предложить что-то действительно отвечающее этим требованиям, то,скорее всего, проблема импортозамещения решится сама собой.

Стоит иметь в виду, что жизненный цикл любой информационной системы составляет примерно 7–10 лет, а моральное устаревание аппаратной платформы и того меньше – 3–5 лет. Вот и получается, что любой банк приблизительно каждые пять лет обязательно сталкивается с проблемой модернизации своей информационной системы. И в этот момент для него, по сути, не имеет значения, переходить ли на отечественное оборудование, которое не уступает по качеству и функциональности западному, или на западное. Кстати, по этой же причине оценки огромных затрат на переход на отечественное оборудование, которые делают банки, на мой взгляд, сильно завышены: в любом случае каждый банк закладывает в бюджет регулярную модернизацию информационных систем. Здесь главное, чтобы было на что менять нынешние импортные решения. И это уже проблема российских производителей.

В этой задаче есть несколько критически важных моментов. Во-первых, наши заказчики уже давно прошли тот рыночный этап, когда им предлагали сырой продукт и предлагали «доработать» его непосредственно «под заказчика», так сказать, «кастомизировать». В ситуации, когда на рынке есть продукты, готовые к применению, но западные, и отечественные продукты, требующие «доработки напильником», потребитель всегда отдаст предпочтение тому, что может сразу начать работать.

Во-вторых, разработать отечественное специальное программное обеспечение – можно, но и работать оно должно на отечественном железе, а его нет. Поэтому и начинать надо прежде всего именно с отечественной элементной базы. И такая база должна быть лучше, чем западная, и производиться серийно. Вот тогда и разработка ПО активизируется.

Задача, по-моему, стоит в том, чтобы поощрять тех российских производителей, которые делают не просто «российское ПО», а российское ПО, не уступающее ни по функциональности, ни по надёжности западным аналогам и работающее на отечественной качественной элементной базе. Именно на это должны быть нацелены преференции государства, тогда и банки будут брать такой продукт без всякого сопротивления нажиму государства. Кстати, по этой причине нынешние реестры отечественного оборудования и ПО не могут рассматриваться в качестве рабочего механизма импортозамещения.

Сегодня присутствие в реестре говорит только о производстве конкретной продукции на территории нашей страны. А для задачи импортозамещения важно, чтобы продукт выполнял конкретные функции, был надёжен и демонстрировал параметры функционирования на уровне мировых требований. В этом случае банки без сопротивления согласятся на импортозамещение, а до того будут исходить из оценки рисков: если риск пользования импортным продуктом меньше риска потери функциональности или надёжности, перехода на отечественное не будет.

В этом объективно заключается вызов нынешней ситуации: чтобы создать полный аналог зарубежного продукта, нужны деньги, время, производственные мощности.

Ещё со времён Ломоносова известно, что «может собственных Платонов и быстрых разумом Невтонов Российская земля рождать». Да, создать что-то гениальное для наших спецов – не проблема. Проблема в том, что это будет уникальный, можно сказать, эксклюзивный продукт. Придумать можно, а вот наладить серийное производство… Именно здесь мы ещё очень сильно отстаём от Запада и без его технологий вряд ли справимся.

Вспомним историю на примере автопрома. В начале 30-х в России было трудно с автотранспортом – купили технологии Ford. После Великой Отечественной войны по репатриации к нам пришли технологии Opel. Позже, в 70-х, купили технологии Fiat. Но тогда можно был купить технологии, а сегодня – нет. Значит, надо приложить максимум усилий и найти, где можно купить. Ещё один вариант – производство на зарубежных производствах под контролем российских заказчиков. Фактически именно таким образом американские вендоры производят свою высокотехнологичную продукцию в Китае. Кто нам мешает действовать так же? Надо найти методы и способы контроля производства элементной базы в тех странах, которые владеют передовыми производственными технологиями и не отключат нас от этих технологий.

Конечно, этот подход не может быть стратегической линией. Но для промежуточной стадии импортозамещения, когда ещё нет нужного отечественного оборудования, паллиативные меры эффективны. Например, создание совместного производственного предприятия с нашим инженерным контролем производства на «той» стороне позволит радикально снизить остроту проблемы «переклейки шильдиков». А создание доверенной среды на базе импортного оборудования снизит риски информационной безопасности ИТ-инфраструктуры банков.

Но надо понимать, что такой «срединный путь» взамен реального импортозамещения – это тупиковый путь. Обязательно надо переходить на продукцию отечественных производителей и быть полностью независимыми от западных технологий, поскольку только такая независимость в итоге обеспечивает безопасность страны. Но как промежуточный вариант на переходный период эти действия оправданы и даже необходимы. По мановению волшебной палочки технологии не развиваются, нужно время, а работать банкам надо. Поэтому на это время как раз и нужно вводить режим «срединного пути». Но при этом нельзя забывать о безопасности и с этой целью обеспечить доверие к тем платформам, которые производятся на Западе. Решаемая ли это задача?

Да, решаемая, но требует многогранной комплексной работы. С одной стороны, надо модернизировать систему подтверждения доверия, придать ей определённую гибкость, устранить необоснованные требования, расширить полномочия и ответственность тех, кто проверяет. С другой стороны, надо найти юридические механизмы получения гарантий западных производителей в долгосрочных обязательствах, не подверженных каким-либо санкциям, по поставке и технической поддержке продукции на нашей территории. С третьей стороны, надо разработать специальные средства мониторинга за работой информационных систем на основе западных платформ.

В принципе, здесь нет ничего нового. Это модная в последнее время парадигма «нулевого доверия» – Zero Trust, идея, получившая своё второе дыхание во время пандемии. Считается, что она была придумана в 2010 году аналитиком Forrester, но на самом деле в России парадигма «доверенной среды» появилась лет на 20 раньше (как говорится, нет пророка в своём отечестве). Идея очень проста: никому не доверяем, всех контролируем. Да и средства, способные это сделать, уже есть, пусть немного, но есть. Может быть, это и есть выход? Ну а потом, когда мы сможем контролировать то, что сами пока не производим, будем развивать собственную производственную базу. Вот и решим проблему импортозамещения, не очень напрягая потребителей.

Для комплексного решения поставленной задачи просматривается альянс: государство, банк, производитель, интегратор. Каждому участнику интересно решение этой задачи, но по отдельности ни у кого не хватает денег на её решение. Поэтому оптимальным вариантом в этом случае может стать частно-государственное партнёрство, а возможно, госкорпорация.

 

Другие материалы на главную тему выпуска BIS Journal №40 – «Импортозамещение в банках: 2021-2024»:

Импортозамещение в банках: между «да» и «нет»

Административное наказание против уголовного

5% против 95%

Эволюция против революции

Смотрите также