Тема возврата украденных денег у клиентов банка весьма горячая и проходила красной нитью через всю конференцию «Антифрод в банке». Однако экспертов больше интересовал этот вопрос с точки зрения того, кто и как должен за это отвечать и кто именно должен учить граждан финансовой грамотности и правильному противодействию возможным мошенникам.

Так, директор по мониторингу операций и диспутам Альфа-Банка Россия Алексей Голенищев отметил, что Центральный Банк считает, что основным противодействием социальной инженерии и попыткам злоумышленников украсть деньги со счетов граждан должны заниматься именно банки. «Банк России сейчас очень сильно закручивает гайки в этом плане. Ну, во-первых, у них и так достаточно жесткие требования, которые обязывают банки жестко мониторить рисковые операции. Они разместили в сети интернет описание признаков мошеннических операций, они не совсем конкретные, они абстрактные, написанные достаточно широко. Факт тот, что Банк России пишет легенды, что если человек совершил операции и они для него нехарактерны, а раз нехарактерны, то банк должен был отмониторить и пресечь. А раз не пресек, то банк пусть средства по этим операциям вам возместит. И такого становится все больше и больше», — поделился он.

Директор «Би Ай Ти» Михаил Кораблев отметил, что в данном вопросе получается довольно замкнутый круг. «У всех позиция примерно такая: когда потерпевшая сторона (в лице физического лица или самого банка) обращается и говорит: «у нас тут украли деньги, помогите», вроде как первая мысль — ткнуть пальцем в правоохранительные органы. Правоохранительные органы смотрят и говорят: «ну украли же деньги из банка, он должен защищать все эти активы». А банк говорит: «подождите, я должен защищать, но защищать — это же обязанность и государства»», — пояснил он.

Вместе с тем, он лично придерживается позиции, что либо банки, либо какие-то общественные организации (куда входят банки) должны вести непосредственную работу с клиентами, в том числе, например, бюро кредитных историй, куда люди могут обращаться за разъяснениями. «И я предполагаю, что в итоге у нас и ЦБ тоже займет позицию, что банки должны вести разъяснительную работу со своими клиентами, иначе все расходы мы все равно повесим на вас», — поделился Михаил Кораблев.

Однако независимый эксперт Василий Окулесский не согласился со своими коллегами. Он отметил, что сейчас у нас наблюдается полное отсутствие финансовой гигиены, и банки этому не учат, потому что далеко не все люди вообще посещают офисы финансовых организаций. «Вот все наши слова направлены на те 80%, которые, как правило, этим и занимаются нормально. Проблему доставляют те, что слева. И вся наша кипучая деятельность, просветительская деятельность до них не доходит по самым разным причинам. Поэтому получается, что мы, банки, конечно, можем проводить эту работу, но мы не достигнем цели тех людей, до которых в конце концов достают мошенники», — сказал он.

И по его словам, финансовая грамотность является частью нашей культуры, а культура должна формироваться на государственном уровне, начиная с детского сада, школы и так далее. И если работа по просвещению граждан будет отдана в руки банков, то они будут формировать это так, чтобы не навредить себе, то есть это всегда будет компромисс между технологией, бизнесом и тем, как они предполагают, что они должны защищать. «Нужна система, которая должна сформировать обучение, нормальное обучение людей, начиная со школы. Эта работа уже частично ведется, но это точечно. Эта практика должна быть разнесена на всю систему образования. Если этого не сделать, то опять будем говорить, что банки должны. Не будут банки этого делать. А Центральный банк не умеет, но он бы мог скоординировать. Если эту работу отдать Центральному банку, он ничего кроме как закручивать гайки не умеет», — добавил Василий Окулесский.

Отдельно он затронул вопрос с полицией. По его словам, она должна выполнять закон, который, в свою очередь, надо еще совершенствовать. «Надо совершенствовать законодательство в части определения — а что мошенничество? А что не мошенничество? Где банк правильно выполнил свою обязанность, а где все-таки он способствовал мошенникам? Это две большие разницы. Поэтому пока четко не будет определено законодательно, что есть мошенничество, а что есть попустительство банка — мы будем продолжать разговор «а кто виноват?»», — пояснил Василий Окулесский.

Историю с совершенством законодательства и бездействием полиции поддержал и исполнительный директор, начальник отдела фрод-мониторинга Сбербанка Артем Устименко. По его словам, первая и самая важная причина, почему растет количество мошенничества, это безнаказанность. Да, подавляющее большинство мошенничеств происходит через транзакции, через банки и так далее, но есть куча не охваченных вещей, которые никак не связаны с банками. «Например, кража криптовалюты. То есть куча кейсов, когда никакие уголовные дела не возбуждаются, потому что это пробел в законодательстве. Есть еще более интересная, веселая история, связанная с кражей каких-то артефактов в компьютерных играх, которые стоят денег. То есть социальная инженерия докатилась и до туда. Вступают в переписку с подростками, которым родители покупают эти артефакты, а дети переводят, пытаясь с кем-то обменяться, например, а на той стороне те же самые мошенники. Эти два фактора показывают, что банки здесь вообще в стороне», — пояснил спикер.

Артем Устименко также отметил, что если мы возьмем процент возбужденных уголовных дел по всем этим кейсам, то мы поймем, что по факту с мошенниками централизованно на уровне государство не особо активно борются. «А обучение в семье финансовой грамотности — да, это может помочь, но не закроет 100% от этой истории», — заключил он.

 

BIS Journal — медиапартнёр 8-ой практической конференции «Антифрод в банке».

23 ноября, 2021