28 августа, 2019

Развитие − драйвер длительности жизненного цикла


Былевский Павел

Шеф-редактор «BIS Journal», кандидат философских наук (BIS Journal)

Влияние на продолжительность жизненного цикла факторов сложности организма и внешней среды

Чем организм проще, тем короче жизненный цикл: мизерные возможности развития, видовые улучшения в основном за счёт наследственности, частоты и количества делений. Чем сложнее организм, тем дольше время его созревания и больше возможностей развития уже взрослого. То есть удлиняются сроки и созревания, и взрослой жизни.

Постепенно ресурс развития всё больше смещается в накопление улучшений индивидом, наследование становится вторичным, вспомогательным. Намного усиливаются возможности не просто приспосабливаться к среде обитания, но и менять её под себя.

Интересно, что при ухудшении условий обитания, сокращения срока жизни по внешним причинам (природные катаклизмы и т.п.) сложные организмы переходят на «упрощённую» модель развития: срок их биологической жизни (и созревания) сокращается. Главное, успеть произвести потомство, лучше побольше с запасом, а там неизвестно, сколько проживёшь.

И наоборот: с улучшением условий обитания срок полового созревания и уже взрослой жизни увеличивается. Вступает в силу более высокая модель развития, где совершенствующийся взрослый индивид дольше передаёт новому и новому потомству всё более улучшенную наследственность.

На качественно новый уровень развитие выходит у человека, в социально-историческом процессе.  Наследование биологическое становится формальным поводом передачи чисто социальных качеств, включая собственность. Появляется возможность практически безграничного развития взрослых, соответственно – продления биологических сроков полноценной активной жизни.

Развитие это вначале осуществляется как стихийно-исторический процесс. Бесконечные потенциальные возможности развития личности входят в противоречие со стихийно-исторически складывающимися ограничениями биологической жизни индивида (сначала голод, войны,  инфекционные эпидемии, потом – «болезни цивилизации», испытание избытком комфорта).

Заметим, что в обществах, где очень высока смертность от внешних социальных факторов, люди стихийно переходят на модель развития, свойственную простейшим организмам: раннее начало деторождения,  как можно больше детей, «с запасом». Опять-таки, и наоборот: в цивилизованном обществе такие внешние причины смерти как войны, социальные катаклизмы, голод и холод, инфекционные эпидемии значительно отступают. Срок жизни, как и у других биологических видов, удлиняется, намного более важное значение приобретает улучшение, развитие, совершенствование взрослых индивидов.

Однако при «цивилизации» удлинившийся срок жизни ограничивают так называемые «возрастные болезни», хроническая физическая и личностная деградация. Это следствие гиперизобилия жизненных благ при стихийно-анархической неупорядоченности взрослой жизни. Разрешение этого противоречия современной цивилизации в полной  реорганизации общества.

В  переходе к модели, задающей бесконечно развивающий образ жизни для всех взрослых людей. А также в воспитании разумных потребностей, так, чтобы «свободное развитие каждого стало условием свободного развития всех». Что невозможно в классовом, «рыночном» обществе, где исторический прогресс сохраняет черты естественно-исторического развития.

Высшей формой человеческой деятельности является совместная плановая переделка природы, общества и каждого индивида, личности (коммунизм). Что позволяет, среди прочего, преодолеть противоречие между бесконечными возможностями развития личности и её конечными сроками биологического существования. Снятие ограничений достигается использованием биологических механизмов для решения социально-исторических задач, ставящихся перед обществом и каждой личностью.

 

Смотрите также

Подпишись на новости!
Подписаться