Внимание, я – жертва! Лингвистические аспекты обеспечения кибербезопасности – методы анализа виктимного поведения в социальных сетях

BIS Journal №4(43)/2021

21 января, 2022

Внимание, я – жертва! Лингвистические аспекты обеспечения кибербезопасности – методы анализа виктимного поведения в социальных сетях

Актуальность изучения деструктивного поведения людей в киберпространстве обусловлена продолжающимся развитием инструментов цифровой коммуникации (опосредованной коммуникации), социальных медиа, новых форматов взаимодействия, которые получили существенное ускорение, в том числе за счёт ограничительных мер, направленных на борьбу с распространением COVID-19.

Анализируя деструктивное поведение в киберпространстве, учёные связывают его с чрезмерной степенью самораскрытия в социальных сетях, публикацией провокативного контента, низким уровнем эмпатии, негативным отношением к человеческим ценностям, насилием. Инструменты виктимизации, или механизмы превращения в жертву преступного посягательства лица или группы лиц, формируются на базе психосоматического статуса жертвы, склонности к повышенной тревожности, гневу, депрессии, проблемам со сном, воровству, причинению вреда и нарушению общественных правил. В связи с деструктивностью, иногда опасностью для человеческих жизней этот феномен виктимизации в цифровой среде требует разностороннего и последовательного изучения, в том числе специалистами в области лингвистики.

 

ДИСКУРС

Одним из методов исследования виктимизации в цифровой среде коммуникаций является единая унифицированная система когнитивного анализа дискурса, которая реализуется в лингвистике на уровне не только текста, но и контекста, являясь своего рода посредником в исследовании языковых структур и экстралингвистических факторов.

Дискурс – многозначный термин, означающий в общем смысле речь, процессы языковой деятельности и предполагающие их системы понятий. Дискурс относят к междисциплинарным понятиям, которые используются в различных науках и имеют различные интерпретации в зависимости от того или иного подхода, концепции. Французский лингвист Элизабет Лe отмечает, что дискурс в лингвистике рассматривается в контексте трёх основных составляющих:

  • использование языка;
  • встраивание в общественное сознание определённых представлений;
  • взаимодействие социальных групп и индивидов.

Тройственность структуры дискурса определяет параметры исследования, на которых основаны методы и инструменты анализа:

  • дискурс есть использование языка, его изучение предполагает анализ текста в отношении синтаксиса, лексики, голоса, полифонии, функции, модальности отдельных компонентов с целью прояснить либо, завуалировать какие-либо детали;
  • дискурс формирует представления и делает необходимым анализ продуцирования текстов и их интерпретации;
  • дискурс формирует смысловое взаимодействие общественных групп и индивидов и исследуется в контексте социальных структур культуры общества.

 

АНАЛИЗ ДЕСТРУКТИВНОГО ДИСКУРСА

Дискурсивный анализ не ограничен языковыми рамками, поскольку дискурс – междисциплинарное понятие, сформированное в траекториях нескольких областей исследования: семиотики, этнографии, нарративного анализа, анализа речевого общения, лингвистики текста, прагматики, социолингвистики, психологии, теории искусственного интеллекта.

Современный метод когнитивного анализа деструктивного дискурса – это особый подход к анализу дискурса, в основе которого структура текста определяется характером контекста, а дискурс рассматривается с позиций единства языковых и когнитивных структур. Метод когнитивного анализа деструктивного дискурса имеет два аспекта – текстуальный и контекстуальный. Текстуальный анализ деструктивного дискурса включает рассмотрение языковых структур на всех уровнях: фонетическом, графическом, морфологическом, синтаксическом, семантическом, лексическом, макроструктурном. Контекстуальный анализ деструктивного дискурса включает рассмотрение всех экстралингвистических факторов: времени, места, сферы деятельности, участников дискурса, их социальных ролей, характера их взаимоотношений и когнитивных характеристик участников дискурса.

Для участников информационного обмена характерны определённые модели поведения, которые, с точки зрения когнитивного анализа деструктивного дискурса, в частности виктимного поведения, можно определить следующим образом:

  • отклонение от норм безопасного поведения, реализующегося в совокупности социальных, психических и моральных проявлений;
  • аутодеструктивное поведение, для которого свойственно совершение опасных для жизни действий, не связанных с осознанными представлениями о собственной смерти;
  • поведение личности, которое значительно повышает риски субъекта стать жертвой преступления;
  • психологическое отклонение, закреплённое в привычных формах активности, обуславливающих потенциальную или реальную предрасположенность субъекта становиться жертвой;
  • вызывающее, опрометчивое, патологическое поведение;
  • отклонение от норм безопасного поведения, обусловленное характерологическими особенностями и деформацией ценностно-мотивационной составляющей личности;
  • сложная система взаимодействия между потенциальной жертвой и окружением.

 

КИБЕРБУЛЛИНГ

Виктимное поведение — отклонение от норм безопасного поведения в процессе коммуникации, реализующееся в совокупности социальных, психических, моральных проявлений личности. В качестве инструмента среды опосредованной коммуникации выступает полимодальная (вербальная, визуальная, кинетическая (жестовая)) смысловая составляющая информационного взаимодействия. Среда формирования виктимного поведения формируется в общем случае за счёт низкого уровня цифровой грамотности, импульсивности и низкого уровня эмоционального контроля, заниженной самооценки, низкого уровня удовлетворённости жизнью, чрезмерного пребывания в соцсетях, высокого уровня доверия или чрезмерной открытости.

Кибербуллинг является распространённым видом межличностной коммуникации и формой виртуальной коммуникации и виртуального экстремизма. Кибербуллинг и виктимизация имеют многочисленные негативные последствия для психологического здоровья и навыков социализации, включая беспричинный гнев, тревогу, депрессию, уныние, желание остаться одному, избегать контактов, попытки причинить себе физические увечья и даже совершить попытку самоубийства. В группу риска, в частности, попадают женщины, дети, принадлежащие к национальным меньшинствам или имеющие низкий социоэкономический статус, люди, страдающие избыточным весом, имеющие инвалидность, плохие социальные навыки и т. д. Одним из отличительных признаков подобной формы виртуальной коммуникации является провокативная тональность текста участников информационного обмена. Этимологическая основа термина «провокация» берёт начало в латинском языке — provocatio, что означает «подстрекательство, побуждение отдельных лиц, групп, организаций к действиям, которые могут повлечь за собой тяжёлые последствия.

Участники конфликтной интеракции, социальные условия и условия языковой среды формируют когнитивную базу конфликтного дискурса, исследование конфликтной интеракции в кибербуллинге и выявление её признаков возможно через лингвистическое описание. В силу своего когнитивного опыта и в соответствии с условиями речевого эпизода каждый участник конфликтной коммуникации оценивает интеракцию и совершает определённые «речевые действия» в рамках того или иного «коммуникативно-прагматического типа взаимодействия», которые ведут к появлению конфликтной интеракции [1]. Создавая тексты конфликтного содержания, автор использует особые высказывания, чтобы спровоцировать адресанта вступить с ним в коммуникацию. Реципиент, участвующий в кибербуллинге, изначально имеющий личную интенцию, осознанно выбирает из всех доступных языковых средств «инвективы» (нападки, брань, «наезд») и «перформативы» (речевые акты, равноценные поступку) для выполнения воздействующей функции и достижения желаемого результата. В процессе восприятия выбранные языковые средства и обороты оказывают отрицательное влияние на психическое состояние адресата, в ходе которого изменяется его восприятие ситуации [2]. Важным обстоятельством является тот факт, что при исследовании кибербуллинга текст получает признаки процессуальности, необходимости исследования дискурсивной и когнитивной составляющих, поскольку смысл текстового целого даёт возможность свободной интерпретации, игры авторских и читательских смыслов.

 

ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ

Для выявления и изучения языковых маркеров в содержании конфликтной интеракции в процессе кибербуллинга используется широкий спектр лингвистических методов, которые базируются на формировании и исследовании корпусов: анализ коммуникативного поведения с выяснением статусно-ролевых отношений между коммуникантами; пассивное наблюдение с последующей письменной фиксацией, услышанных текстов диалогов; сплошная выборка; контекстуальный анализ для учёта общих условий, оказывающих влияние на индивидуальные функциональные условия или модифицирующие взаимосвязи между индивидуальными функциональными условиями и метод описательного анализа языковых единиц. В процессе выявления признаков конфликтной интеракции решаются следующие задачи:

  • описание речевых шагов в текстах конфликтной интеракции;
  • выявление моделей, методов и техник диалогической интеракции;
  • выявление грамматических и семантических особенностей, в том числе экспликация (объяснение или определение значения) конфликтных маркеров и описание их принадлежности к различным видам лексики, определение грамматических особенностей выстраивания коммуникации.

В основе современного изучения деструктивного поведения людей в киберпространстве лежит корпусная лингвистика, которая обнаруживает параллели с лингвистикой дискурса. Лингвистика дискурса фокусирует интерактивность, интертекстуальную связность текстов, в свою очередь, корпусная лингвистика фокусирует репрезентативность текстовых образцов. Дискурсивно ориентированный анализ – качественно-ориентированный анализ, макросемантический, вскрывающий глубинные связи высказываний, не обязательно лежащие на поверхности. Корпусно-ориентированный анализ – количественный, создающий исследовательский фокус на том, что в языковом употреблении обеспечивает содержательное единство.

 

[1] Сусов И. П. Говорящая личность в лингвосоциальном и лингвопрагматическом пространствах. — Пятигорск: Пятигорский государственный педагогический университет, 1989.

[2] Белоус Н. А., Ананьева А. А., Признаки конфликтной интеракции в кибербуллинге среди подростков. — «Молодой учёный». № 26 (316). Июнь 2020.

Смотрите также