Не дать погасить «зарницы доверия». Кибербезопасность требует ответственного поведения

BIS Journal №3(42)/2021

11 августа, 2021

Не дать погасить «зарницы доверия». Кибербезопасность требует ответственного поведения

Недавняя встреча Владимира Путина и Джозефа Байдена в Женеве заронила надежду, что между Россией и США возобновится полноценный диалог по широкому кругу вопросов – и в том числе о стратегической стабильности и кибербезопасности. 

Опыт последних лет, когда уровень отношений между нашими странами снизился до рекордно низких значений, показывает, что в интересах каждой из сторон контакты нужно налаживать, как бы трудно это ни было. Нельзя допустить, чтобы противники диалога погасили те «зарницы доверия», проблески которых заметил в ходе встречи Президент В.В. Путин.

 

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ И СОТРУДНИЧЕСТВО

В то время как наши заокеанские партнёры составляют списки кибердержав, рождают всё новые и новые воинственные термины, — «киберкомандование», «киберразведка», «кибервойна», — и меряются силой в виртуальном пространстве, Россия последовательно на протяжении уже многих лет настаивает на формировании глобальной системы международной информационной безопасности. В её основе должно быть не планирование кибервойн и спецопераций в Интернете, а мирное сосуществование и сотрудничество, предотвращение конфликтов в информационном пространстве.

Последовательная позиция Российской Федерации находит поддержку на уровне ООН. Совсем недавно, 1 июня 2021 года, в Нью-Йорке состоялась первая (организационная) сессия Рабочей группы открытого состава, которая в период до 2025 года должна выработать систему правил и принципов ответственного поведения государств в информационном пространстве. О серьёзности формата говорит участие в нём 193 государств. И безусловной победой нашей страны стало создание Специального межправительственного комитета экспертов открытого состава, которому предстоит разработать и представить на Генеральной ассамблее ООН конвенцию о противодействии использованию информационно-коммуникационных технологий в преступных целях.

Прогресс в консультациях между Россией и США по вопросам кибербезопасности помог бы серьёзно продвинуться в этом направлении, но пока мы видим со стороны администрации Байдена скорее декларации о намерениях и расставление флажков, чем реальные шаги навстречу. Как отметил на пресс-конференции в Женеве В.В. Путин, на все десять американских запросов в сфере кибербезопасности в прошлом году Россией были даны "исчерпывающие ответы", а вот десятки российских запросов остались без ответа. Замглавы МИД России Сергей Рябков сообщил, что наша страна более 40 раз обращалась к Соединённым Штатам по конкретным ситуациям использования сетевого пространства для осуществления атак на российские госструктуры и различные юридические лица. Но американская сторона отвечает на обращения России, по меткому выражению дипломата, "крайне редко" – "практически никогда". По-видимому, для Вашингтона важнее информационный шум о кибератаках «русских хакеров», чем сотрудничество в противодействии таким угрозам. А между тем, киберкриминал, который не знает границ, в период пандемии COVID-19 заметно нарастил свою активность и стал серьёзной проблемой не только для наших двух стран, но и для всего мира.

По данным МВД России, только в январе этого года в нашей стране количество преступлений в сфере информационно-коммуникационных технологий выросло на треть, причём нередко совершаются они из-за рубежа, и даже установленных преступников поэтому трудно наказать. Действенное международное сотрудничество в этой сфере давно уже назрело.

 

ОСТАНОВИТЬ «РЫБАКОВ» И «ПСИХОЛОГОВ»

Развитие технологий в сочетании с доверчивостью людей открывает широкий простор для совершения мошеннических преступлений. Одним из самых распространённых в последние десятилетия остаётся так называемый «фишинг» — выманивание персональных данных у пользователей сети с помощью фейковых рассылок и мошеннических сайтов, чтобы получить доступ к их сбережениям.

Как показывает практика, современные мошенники используют для достижения своих целей самые последние достижения науки и техники, но нередко им бывает достаточно самого простого кнопочного мобильного телефона и владения нехитрыми психологическими приёмами, чтобы выудить у человека все его сбережения.  Их жертвами становятся не только пожилые люди, которые с доверием относятся к звонкам якобы представителей службы безопасности банка или правоохранительных органов, но даже сами сотрудники финансовых учреждений, казалось бы, знающие все тонкости банковского дела.

Во многих случаях такие звонки осуществляются из мест лишения свободы или следственных изоляторов. Одной из мер противодействия мошенникам стал разработанный мной совместно с коллегами закон, который позволит ликвидировать тюремные «колл-центры». В марте этого года он подписан Президентом России. Операторы мобильной связи по представлению руководителей федеральных и территориальных органов уголовно-исполнительной системы теперь обязаны прекращать оказание услуг по тем абонентским номерам, с которых осуждённые, находящиеся в исправительных учреждениях, или лица, содержащиеся в следственных изоляторах, осуществляют противоправную деятельность.

Другой проблемой, которая требует законодательного решения, стало так называемое «ложное минирование». Из-за сообщений о якобы готовящемся акте терроризма эвакуируются сотни людей, закрываются на проверку больницы, школы, магазины, предприниматели терпят убытки. Несколько лет назад нам удалось сбить вал таких звонков, усилив ответственность по ст. 207 УК РФ за это опасное преступление.

Однако, сейчас мы видим, что подобные случаи повторяются вновь, и мы имеем дело уже не с обычными телефонными хулиганами. Большинство таких сообщений сегодня приходит с зарубежных электронных почтовых сервисов. Ложные сообщения о терактах поступают из Германии, Франции, США, Бельгии, Голландии, Японии и Украины. Всего за несколько лет в России было зафиксировано свыше 16 тыс. таких ложных сообщений, "заминированы" были 50 тыс. учреждений в России, эвакуировано порядка 1,5 млн человек.

Мы работаем сегодня над поправкой в действующее законодательство об оперативном ограничении доступа к информации, содержащей заведомо ложное сообщение об акте терроризма. В соответствии с ней Генеральный прокурор и его заместители смогут во внесудебном порядке ограничить доступ к ресурсу, распространяющему фейковую информацию. Все поступающие сообщения по-прежнему будут проверяться, но дезорганизовать работу социальных и образовательных учреждений, объектов транспорта, сеять панику среди людей мы не позволим.

 

ПРИЗЕМЛЕНИЕ СОСТОИТСЯ В ЛЮБУЮ ПОГОДУ

В июне, в последний день итоговой сессии Государственной думы 7 созыва был принят федеральный закон, который журналисты окрестили «законом о «приземлении» IT-гигантов». Он обязывает владельцев крупных информационных ресурсов открывать в России филиалы, представительства или учредить российские уполномоченные юрлица своих фирм. На прошедшей недавно прямой линии Президент России В.В. Путин подчеркнул, что если зарубежные соцсети работают и «деньги зарабатывают» в России, то должны выполнять российские законы. Важно, что он открыто заявил, что «на первом этапе мы настаиваем, чтобы эти платформы открывали у нас полноценные представительства». 

"Приземлиться" в России новый закон заставит социальные сети, различные поисковые и рекламные системы, аудиовизуальные сервисы, мессенджеры, интернет-магазины, а также хостинговых провайдеров, игровых дистрибьюторов и онлайн-игры. Речь идёт об иностранных IT-гигантах с суточной аудиторией более полумиллиона пользователей в России. Им предстоит зарегистрировать личный кабинет на сайте Роскомнадзора и разместить у себя электронную форму для обратной связи с российскими гражданами или организациями.

Ранее другим принятым Госдумой законом их обязали самостоятельно модерировать и удалять противоправный контент. Теперь необходимо тщательно проконтролировать, чтобы это требование выполнялось. Опыт прежних лет показал, что без нажима со стороны регулятора они делают это, мягко говоря, неспешно и неохотно. Так, по данным Роскомнадзора, с 2015 года Google и Youtube не удалили более 5,2 тыс. запрещённых материалов, а Facebook и Instagram – около 3,7 тысяч. Такая медлительность, конечно, недопустима.

Считаю принятие этих двух законов принципиально важным решением. Комиссия Государственной думы по расследованию фактов вмешательства иностранных государств во внутренние дела России, которую я возглавляю, ведёт мониторинг публикаций в Интернет-пространстве и давно обратила внимание на весьма вольные действия IT-гигантов, которые расходятся с российским законодательством.

В январе-феврале этого года мы были свидетелями того, как наших детей пытались активно вовлечь через соцсети и мессенджеры в противоправные действия. Ежедневно появлялись сотни таких публикаций, и зарубежные площадки, на которых они размещались, скажем прямо, не торопились удалить такие сообщения ни по требованию Роскомнадзора ни самостоятельно. Мы решили с этим досконально разобраться. Комиссия инициировала и провела прямые переговоры с руководством соцсетей и видеохостингов для разъяснения требований российского законодательства в информационном пространстве и представления методических рекомендаций.

 

СОЦСЕТИ И ВИДЕОХОСТИНГИ ДОЛЖНЫ  СТАТЬ МАКСИМАЛЬНО БЕЗОПАСНЫМИ ДЛЯ ДЕТЕЙ

9 апреля состоялась видеоконференция Москва — Сингапур — Дублин с участием депутатов-членов нашей Комиссии и представителей руководства компании «ТикТок» во главе с Хелен Лерш, директором по связям с органами власти и корпоративным вопросам. Разговор шёл о нарушениях, допущенных компанией. Мы привели руководству «ТикТок» примеры, когда пользователи видеосервиса могли знакомиться с информацией, доступ к которой подлежит ограничению в соответствии с российским законодательством.

«ТикТок», наряду с другими зарубежными интернет-ресурсами, в течение довольно длительного времени распространял в нашей стране запрещённую информацию — призывы к несовершеннолетним участвовать в несанкционированных митингах, призывы к насилию и нападению на сотрудников правоохранительных органов (мы насчитали свыше 1000 таких публикаций). При этом, по сравнению с другими аналогичными сервисами, «ТикТок» отличился «наибольшей активностью» в распространении деструктивных призывов к детям. И что особенно вызвало возмущение наших граждан — распространялись призывы к детским самоубийствам (зафиксировано более 250 опубликованных материалов).

Фокус-группой данного видеосервиса преимущественно является молодёжь, поэтому характер и качество распространяемых им на российскую аудиторию видеоматериалов привлекли особое внимание депутатов. По данным, которые есть в распоряжении Комиссии, рекомендательные сервисы ТикТока целенаправленно использовались для адресной рассылки противоправного контента, ориентированного на молодёжь, которая политикой ранее не интересовалась, что, конечно же, недопустимо. 

Мы получили от Роскомнадзора подтверждение, что «ТикТок» в целом удалил противоправный контент по незаконным протестным акциям, а также публиковавшиеся призывы к детям совершать 3 марта самоубийства. Но большинство материалов удалялось в течение длительного времени, что позволило организаторам манипулирующего контента достигать запланированного массового эффекта и своих незаконных целей. Более того, российскими компетентными органами фиксировались факты восстановления ранее удалённых материалов (известно более 70 таких случаев).

Мы обсудили с руководством компании технологические особенности их работы по модерации размещаемых пользователями материалов, высказали свои рекомендации и предложили методическую помощь.

В целом руководство видеосервиса проявило готовность к сотрудничеству, нас проинформировали об уже удалённом противоправном контенте. Такая работа, по словам представителей компании, продолжается персоналом «ТикТок» в офисах компании, расположенных в Сингапуре, Лос-Анджелесе и некоторых других городах мира. В ходе обмена мнениями представители «ТикТок» высказали намерение продолжать контакты с Комиссией Госдумы.

 

GOOGLE: ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЦЕНЗУРА ЕСТЬ, И ОНА ВЕСЬМА ИЗБИРАТЕЛЬНА

16 апреля такой же видеомост Москва — Брюссель — Москва мы провели с представителями руководства компании «Google» — Марко Панчини, директором по взаимодействию с органами государственной власти в странах Европы, Ближнего Востока и Африки, YouTube, и Мариной Жунич, директором по взаимодействию с органами государственной власти «Google Россия».

Причина для видеовстречи стали аналогичные нарушения. Длительное время YouTube распространял в нашей стране запрещённую информацию — призывы к несовершеннолетним участвовать в несанкционированных митингах. А кроме того, к компании у нас накопилось немало вопросов и по другим поводам. В частности, по политической цензуре.  В последнее время участились случаи блокирования ресурсами компании информации российских СМИ, в том числе заявлений официальных лиц о развитии ситуации с коронавирусом и предпринимаемых государством мерах по противодействию пандемии. Установлены многочисленные факты цензуры на видеохостинге YouTube в отношении материалов таких российских СМИ, как НТВ, «Россия 24», ТВЦ, RT, «Спутник», «Царьград», РИА Федеральное агентство новостей» и многих других.  

Не могли мы не привлечь внимания Марко Панчини и к странной аномалии в электронных картах на сервисах Google. На них, к примеру, чётко указана принадлежность острова Сардиния Италии, но при этом острова Итуруп, Кунашир, Хабомаи и Шикотан почему-то не обозначены как часть Сахалинской области России. Так же ошибочно оказался отображён Крым. Наша позиция однозначная: Крым должен быть обозначен на российской версии сервиса «Карты Google» не под нейтральным названием «Полуостров Крым», а под наименованием, соответствующим Конституции и законодательству Российской Федерации, – Республика Крым.

В ходе видеоконференции была продемонстрирована подборка материалов, размещённых на видеохостинге YouTube, которые вызвали возмущение российской общественности и серьёзно обеспокоили родителей. Так, уже за четыре дня до незаконной акции, намеченной на 23 января, детям внушали, что силы правопорядка будут не защищать граждан, а расстреливать мирных протестующих. За два дня до акции детей инструктировали, как противодействовать правоохранительным органам. При этом накануне незаконных акций YouTube прекратил распространение лишь 30% выявленных Роскомнадзором призывов к подросткам принять в них участие.

Кроме того, мы наглядно показали представителям компании, что при введении в поисковую строку жаргонного названия наркотиков, Google сам предлагает варианты запросов с применением специфической лексики наркоманов, и даже подсказывает выход на теневую площадку продажи наркотиков в Интернете. Представителям Google были заданы вопросы: знают ли модераторы компании русский язык, знакомы ли с нашим законодательством и способны ли они качественно модерировать запрещённый контент, не дожидаясь напоминания контролирующих органов. Марко Панчини пообещал серьёзно отнестись к данной информации, разобраться в том, почему так получается, и устранить нарушения.

Нашим визави мы разъяснили, что добиваемся лишь одного — исполнения и уважения наших законов. И я рассматриваю состоявшиеся телемосты как шаг к диалогу. Например, с Google мы договорились продолжить общение в таком же режиме ориентировочно через полгода.

Что же касается принятого недавно закона «о приземлении» «IT-гигантов», то я уверен — в сочетании с жёсткой политикой Роскомнадзора, чередующего методы убеждения с многомиллионными штрафами для тех, кто не торопится привести свою деятельность в соответствие с российским законодательством, он даст хорошие результаты.

 

ЧТОБЫ НЕ УВЯЗНУТЬ В «МИРОВОЙ ПАУТИНЕ»

Несколько лет назад мы столкнулись с таким явлением в соцсетях, как «группы смерти», «Колумбайн-сообщества», игры «Синий кит», «Беги и умри» и другие. Рост числа самоубийств среди детей вынудил нас к поиску законодательных мер по блокировке такого опасного контента. Ряд поправок, внесённых в действующее в законодательство, позволил оперативно пресекать распространение информации о способах совершения самоубийства, призывов к суициду и иных форм вовлечения и принуждения детей к противоправным действиям.  Введён ускоренный порядок ограничения доступа к любого вида запрещённой информации в случае её повторного размещения, то есть незамедлительно.

Меры по ограничению доступа к противоправному контенту в Интернете были приняты и в отношении рекламы наркотиков.  Разработанный Комитетом по безопасности и противодействию коррупции и принятый Госдумой закон запрещает публиковать в СМИ и Интернете сведения о способах изготовления и местах приобретения новых потенциально опасных психоактивных веществ, например, спайсов. Кроме того, запрещена "пропаганда каких-либо преимуществ использования отдельных наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов или прекурсоров, новых потенциально опасных психоактивных веществ, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры".

Крайне важна, по нашему мнению, профилактика проявлений экстремизма и терроризма среди молодёжи, и в том числе в Интернете. При этом периодически встречаются случаи обеления и оправдания преступлений нацистов и коллаборационистов, которые происходят под личиной якобы реализации права на свободу выражения мнения. Такие действия вместе с глумлением над памятью погибших в Великой Отечественной войне вылились в какую-то необъяснимую ярость к движению «Бессмертный полк». Если честно, я не могу этого понять, в какой стране родились и где воспитывались люди, козыряющие портретами Гитлера и Власова, бравирующие своим хамским отношением к ветеранам. Что это, если не экстремизм? Нужны эффективные меры по предупреждению, пресечению и локализации проникновения таких идей в нашу страну. И одна из них предложена в нашем законопроекте, который предусматривает оперативную блокировку информации с оправданием экстремизма и терроризма. В марте он принят в первом чтении, работа над ним будет продолжена уже новым составом Государственной думы.

В своём законопроекте мы предлагаем ограничивать доступ к такой информации по решению Генерального прокурора Российской Федерации или его заместителей. Сегодня уже действует механизм, по которому Генеральная прокуратура в случае выявления фактов призыва к осуществлению экстремистской или террористической деятельности обращается в Роскомнадзор с требованием принять меры по ограничению доступа к таким публикациям, а в случае переноса указанных материалов на другие интернет-ресурсы также ограничить к ним доступ. Это уже предусмотрено статьёй 153 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». Этот же алгоритм действий предлагается и для блокировки так называемого «оправдательного» контента.

Глубоко убеждён: подобные публикации должны блокироваться как можно быстрее, так как они представляют прямую угрозу для подрастающего поколения, для безопасности наших детей. Подростки в силу возрастных особенностей наиболее подвержены негативному влиянию, поэтому наш законопроект направлен не только на повышение безопасности информационного пространства, но и на предотвращение радикализации несовершеннолетних. К сожалению, статистика свидетельствует о всё большей распространённости экстремистских идей среди населения, в основном, у молодёжи. Так, по данным Генпрокуратуры, количество выявленных в 2020 г. преступлений экстремистской направленности возросло на 42,4 % и составило 833. Большинство преступлений указанной категории совершены с использованием сети «Интернет»: 396 (в 2019 г. — 261, рост на 34 %).

Интернет даёт людям уникальные возможности для обмена информацией, получения образования, да и просто общения. И охватившая мир пандемия коронавируса лишь ускорила проникновение современных информационных технологий во все сферы нашей жизни.  Но давайте признаемся, Интернет обладает и огромной разрушительной силой, если его использовать в преступных целях. Скорость распространения информации и широта охвата аудитории здесь ограничены лишь наличием у людей компьютеров и других гаджетов, подключённых к «мировой паутине».

Именно поэтому, выступая за свободу обмена информацией, мы являемся сторонниками идеи закрепить в международном праве нормы ответственного поведения в информационном пространстве. Предложения России о сотрудничестве в сфере информационной безопасности, обмене информацией о киберугрозах, сближении законодательных норм, принятых в различных государствах, ранее нашли поддержку на уровне стран-участниц БРИКС, ШОС и ОДКБ, поддерживаются многими государствами на уровне ООН. Развивая такое сотрудничество, важно последовательно совершенствовать наше национальное законодательство, делая информационное пространство максимально безопасным для российских пользователей. Это мы видим своей ближайшей задачей.

Смотрите также