20 мая, 2021

The Standoff 2021 в День пионерии

«… никогда не решить проблему, если сохранять то же мышление и тот же подход, который привел к этой проблеме» (А. Эйнштейн).

19 мая на периметре киберполигона The Standoff весь день толпились школьники. Время от времени первоначально неструктурированная масса детей формировалась в коллектив из около десятка команд, и под руководством «аниматоров» эти команды отправлялись в «ИБ-квест». Эта «пробежка» была призвана ознакомить детей с основами безопасного обращения с вычислительными гаджетами и безопасного «обитания» в виртуальном киберпространстве.

«Детский день» на The Standoff 2021 был организован с помощью и под патронажем правительства Москвы, а официальное включение этого мероприятия в программу The Standoff 2021 явилось, похоже, результатом озабоченности ростом количественного и качественного уровней «домашнего компьютерного насилия» в эпоху «самоизоляции».

Ведь в 2020 году ребята и их родители не только оказались запертыми в ограниченном пространстве квартир и дачных строений, но и зачастую вынуждены были делить для «удалённой» работы и т.н. «дистанционного обучения» единственный домашний компьютер. И даже 3-х домашних ПК явно было недостаточно для поддержки нового образа жизни «штатной» семьи с двумя детьми.

«Зоопарк» домашнего компьютерного оборудования, не знавший «ласки» профессионального сисадмина, но всегда эксплуатируемый в хвост и гриву для жизни в соцсетях, скачивания и просмотра видео, получения госуслуг и оплаты ЖКХ, в период, обозначенный термином «пандемия ковид», приобрёл новую «added value» в глазах киберпреступников. Ведь он оказался подключённым к внутренним ресурсам множества компаний и организаций, и зачастую подключённым по упрощённым схемам с отходом от стандартных регламентов.

О том, что подобная ситуация может дорасти до проблемы, угрожающей государственной безопасности, рассказал Владимир Дмитриев (руководитель SOC CyberART, ГК Innostage) на пресс-конференции, посвящённой «детскому The Standoff 2021» и проблемам, его породившим.

Юлия Куклина из Ростелекома дополнила рассказ Владимира Дмитриева историей о потере 30 тыс. полновесных рублей из-за того, что ребёнок играл в игры на том же вычислительном устройстве, к которому родители привязали свои счета, а завершили набросок картины складывающегося кибербеспредела эксперты, представляющие структуры правительства Москвы, сторону ВУЗов, компанию Positive Technologies.

Естественным развитие дискуссии экспертного сообщества стало набрасывание путей выхода из складывающейся ситуации, каковых по результатам дискуссии нарисовалось два – домашнее воспитание и школьное обучение (классное и внеклассное).

В том, что касается школьной темы, эксперты рассказали об предпринятых усилиях представляемых ими структур по созданию программ обучения и реализации образовательных процессов и приоткрыли планы по дальнейшему наращиванию этих усилий.

Перспективы успеха в деле вовлечения в процесс родителей выглядели более туманно уже хотя бы потому, что сторону разношёрстной родительской массы фактически на пресс-конференции представляло журналистское сообщество, и представляло, к тому же, по большей части матерей, которые с энтузиазмом освещают проблемы для широких аудиторий, но пасующих перед собственными чадами.

К тому же нынешние родители предпочитают процессы воспитания перекладывать на школу (учителям за это деньги платят и учат психологии), оставляя за собой материально-техническое обеспечение выращивания «молодняка».

Уместно заметить, также, что попытки воспитания в семье легко могут быть интерпретированы как злонамеренное наступление на личные права и личное пространство, что в условиях «ювенальной юстиции» чревато.

А если добавить к этому, что на пресс-конференциях и просто конференциях про «взрослую» кибербезопасность год за годом приводятся цифры, свидетельствующие о вале взрослых «проколов» на ниве кибергигиены, то на ум волей-неволей приходит анекдот «про Вовочку», обоснованно скептически относящегося к запретам родителей.

А может ли школа наставить подрастающее поколение на путь кибергигиеничного проживания в современном цифровом мире? Сомнительно.

Во-первых, по данным экспертов, лишь около 30% школьников доверяют своим учителям (и даже в ВУЗах этот «процент доверия» достигает лишь 50%-й отметки).

А рассказ представителя правительства Москвы, преподающего в школе и нередко начинающего урок с того, чтобы выйти из чужого «личного кабинета» на классном ПК, указывает на то, что в учителе очень много от простого родителя и простого же обывателя, постоянно пребывающего под прессом социальной инженерии финансовых организаций и ритейла.

Возможно выход из складывающей ситуации лежит не в попытках совершенствования «щита», терпящих планомерное фиаско, а в корчевании корней проблемы.

На пресс-конференции было упомянуто, что 90% времени использования персональных гаджетов не связано с образовательным процессом.

Высказываются вполне обоснованные соображения и доказательства того, что общедоступные ресурсы Интернета слишком часто содержат недостоверную, а то и откровенно искажённую информацию, которая при индивидуальном потреблении ребёнком может привести к искажению картины окружающего мира.

В связи с этим, ровно также, как в школе и семье не приветствуется детское курение или потребление алкоголя (легально присутствующие во взрослой жизни), возможно имеет смысл воспитывать (или даже, страшно сказать, внедрять) в детской и школьной среде культуру «безгаджевой» жизни?

А усилия госструктур и бизнеса сосредоточить на качественном унифицированном техническом обеспечении административной работы в школах, демонстрации, при необходимости, образовательных материалов на современных классных мультимедийных системах в сочетании с классическими элементами образования на основе чтения учебников и иных книг, развития навыков письма и устной речи.

И планомерно готовить школьников к будущей взрослой безопасной жизни в цифровом пространстве госуслуг, торгово-финансовых операций, самообразования на основе содержательного изучения ИТ взамен поверхностного обучения «кликам» в интерфейсах приложений, чей век вполне может быть и недолог.

Смотрите также