BIS Journal №3(38)/2020

10 сентября, 2020

«…пока не потеряно всё»

О социальной инженерии дефицита кадров.

Символы современного «послешкольного» образования – ФГОСы и дистанционное («онлайн») обучение. Есть мнение, что «в эпоху стратегической неопределённости» эти механизмы позволят излечить одну из болевых точек трансформируемой экономики – кадровый «голод», нехватку «квалифицированных» специалистов. В том числе и нехватку специалистов в сфере ИТ и кибербезопасности.

Слова «голод» и «квалифицированных» взяты в кавычки в связи с тем, что обычно не слишком внятно раскрывается содержание этих понятий.

 

ТЕОРИЯ ХАОСА

«Голод» – это сколько и кого не хватает?

В многочисленных выступлениях и публикациях ИТ&ИБ-«экспертов» наблюдается существенный разнобой как в оценках потребных количеств специалистов (величины «сколько» отличаются в разы), так и в понимании содержания компетенций, что приводит к стремительному «размножению» ФГОСов. Наименования проектов этих документов, как правило, – незатейливый «копипаст» терминов, облепивших подобно тле кривую «жизненного цикла инновационных технологий» от аналитиков Gartner. Аналитики не несут никакой ответственности за свои прогнозы и неопределённость терминологии, которая, тем не менее, старательно воспроизводится «экспертами». Что совсем не удивительно.

Ведь костяк нынешних «экспертов» в сфере образования – это две категории людей. Первая – встроившиеся в реформы 90-х бизнесмены от образования, предвосхитившие рекомендации премьера о том, что в бизнесе можно заработать гораздо больше, чем на ниве образования, и слившиеся с аналитиками Gartner в маркетинговом экстазе. Вторая – выпускники 90-х, продукты учебного процесса, трансформированного на основе принципа «они делают вид, что платят нам за работу, мы делаем вид, что работаем».

При этом первоочерёдной задачей системы высшего образования новой России стало не образование, а демпфирование катастрофических социальных потрясений, к которым неизбежно привела бы ожидаемая безработица в 40 млн человек после «реформ» 90-х.

Автоматизированная система планирования Госплана честно предсказала реформаторам эту «цифру», но принцип «Через ЕГЭ – в ВУЗ!» позволил отложить выход на улицы молодёжи, собрав её в неопрятных аудиториях «университетов» новой России. Качество образовательного процесса отошло на второй план, но социальные потрясения оказались не катастрофическими, а всего лишь ужасными.

Но в результате базовым принципом образования стал «все мы учились понемногу, чему-нибудь и как-нибудь».

ИТ&ИБэшные студенты в этих условиях занимались текучкой реверс-инжиниринга (самостийно или по заданию преподавателей-бизнесменов) и администрированием компов, выходя в жизнь по сути лишь с этими «слесарными» навыками. Лишь немногие оставались в бизнесе своих «университетских» наставников и получали возможность приобрести знания, трансформировать часть этих знаний в квалификацию и научиться приобретать новые квалификации.

Те, для кого ИТ-образование было непрофильной частью образовательного процесса, изучали МС Офис и Эксель под маркой курсов «Информационные технологии в таможенном деле» и подобных со слегка варьирующимися названиями, но с одинаковым содержанием секретарского уровня.

 

ХОРОШУЮ РЕЛИГИЮ ПРИДУМАЛИ ИНДУСЫ?

Трансформация советских бюджетных ВУЗов в коммерциализированные университеты новой России позволила расчистить авгиевы конюшни разрухи туалетов и общежитий. Теперь она же успешно превращает единую в прошлом систему высшего образования в сожительство систем «специального» образования и высшего образования, а ВУЗы намерена ранжировать по «кастам» - базовая, продвинутая и ведущая.

Реализовав таким образом планы «бюджетненько», теперь можно и дистанционно «клепать» специалистов по «завёртыванию гайки №44», обеспеченных работой под заказ такого образования. А для части студентов предлагать миссионерскую функцию по получению высшего образования классической закваски без гарантий трудоустройства.

Уместно заметить, что неочевидна готовность потенциально безработных носителей «элитарного» высшего образования «выпасаться» подобно конькам-горбункам на подножных кормах, с готовностью ожидая призывного посвиста поучаствовать в чём-нибудь прорывном.

Уместно заметить также, что «завёртывание гайки №44», которое в сфере ИТ может именоваться, например, как «аналитик Siebel» или «программист на Go», отнюдь не вечно под Луной! И смогут ли в этом случае специализированные «аналитики Siebel» заняться чем-то другим высокотехнологичным только подлежит проверке.

В своё время инженерные кадры, подготовленные штатной системой высшего образования СССР (которую по нынешним меркам можно было бы назвать «элитарной»), успешно запустили цифровизацию телекома страны и её банковской системы, не попавших в проскрипционные списки реформ 90-х. А также, к слову сказать, освоили экономику капитализма и пропаганду антисоветизма, существенно поддержав гайдаровские реформы.

Плакат «Все дороги открыты — выбирай!», художник В. Рыбаков, 1963

 

НОВЫЙ ПОВОРОТ, ЧТО ОН НАМ НЕСЁТ?

Естественная убыль по разным каналам кадров старой закваски и болонская система привели к тому, что «… у нас работают люди после Бауманки, МИФИ, МГУ, но их знания вообще не нужны, по сути, … Им приходится на практике потом всё заново изучать …».

Эту проблему пытаются решить многообразием ФГОСов.

Но, если говорить об ИТ&ИБ сфере, то нарастающий вал киберугроз заставляет вспомнить фразу Альберта Эйнштейна «Вы никогда не сумеете решить возникшую проблему, если сохраните то же мышление и тот же подход, который привёл Вас к этой проблеме».

А надежды на появление нового мышления хотя и не умерли, но минимальны. Ибо «мэтры» (60+), похоже, растеряли свои интеллектуальные ресурсы, встав на путь встраивания в систему на основе субординации к начальствам. Покидать командные высоты и высотки и закрывать свой бизнес они, конечно, не собираются, но всё чаще на публичных обсуждениях киберпроблем VUCA-мира устало ссылаются на возраст и предлагают засучить рукава тем, кто помоложе.

Встроенная же в систему «молодёжь», достигшая молочно-восковой спелости (40+) также не готова переламываться: «не каждый сможет всю жизнь бежать, чтобы стоять на месте, так как часто на работе учиться некогда, а после работы не всегда есть возможность, потому что у человека есть друзья, хобби, а со временем появляется и семья …».

К тому же у неё свой взгляд на собственную жизненную миссию и на возраст, в котором от процессов созидания следует переходить в категорию рантье: «…«старички», которым уже под 50 своё большое дело [имеется в виду первый миллиард – прим. автора] в жизни сделали».

И взгляды на профессию, где можно сделать упомянутое «большое дело», у них весьма упрощённые: «… как поётся в одной песне, «ещё мы делаем ракеты», но кто из нас их видит? …хороший компьютер стоит всего тысячу долларов. Сотня кнопок на клавиатуре – и пожалуйста: хочешь написать программу лучше, чем Microsoft или даже «1С», – пробуй!».

 

ЗЕМЛЯ В ИЛЛЮМИНАТОРЕ

Цитата про ракеты и «1С», кроме своего очевидного упрощенства, сводящим ИТ-квалификации к инвестициям в ПК и навыкам обращения с клавиатурой, содержит и пару скрытых смыслов, ускользнувших, по-видимому, от автора.

И не будем разбирать тот из них, что связан с бесспорной возможностью создания чего-то лучшего, чем «Microsoft или даже «1С»» (напомним, при обязательном условии изменения мышления и подходов, которые и привели к созданию этих, взятых за образец, программных продуктов).

Лучше обратимся к опыту в сферах, близких к невидимым нынешнему обывательскому взгляду ракетам, а именно к космическим полётам.

Крайний раз, как принято говорить в этой отрасли, с темой космоса автору пришлось столкнуться в декабре 2019 года: слушал лекцию лётчика-космонавта Сергея Рязанского. Одна из раскрытых им тогда сторон жизни отряда космонавтов – система их подготовки, финальный этап которой – предполётное «слаживание» экипажей.

Но первый из трёх этапов подготовки – это фундаментальный общий для всех двухгодичный курс высшего «космического образования», который проходят все лётчики, бортинженеры и даже учёные.

И о пользе для борьбы с кадровым «голодом» сохранённой многоэтапной системы «космического образования», пусть сложной и дорогой, говорят не только десятилетия успехов в эксплуатации космической техники, но и тот конкретный факт, что биолог по первому образованию (МГУ им. М.В.Ломоносова), Сергей Рязанский смог подниматься в космос и в качестве бортинженера, и в качестве командира экипажа.

На этом фоне бледно выглядит по достигнутым результатам внедряемая в гражданской авиация инновационная «скороспелая» система переучивания людей в операторов для «дежурства» в кабинах «киберфизически» автопилотируемых Боингов.

Из этого нового авиационного опыта откровенно торчат уши идеологии, скрытой в квинтэссенции уже упомянутой фразы «… всего тысячу долларов. … сотня кнопок на клавиатуре – и пожалуйста… – пробуй!».

Кстати, недавно некоторые СМИ опубликовали внутрикорпоративные комментарии о подходах к разработке автоматических систем управления последним поколением Боингов: «спроектировано клоунами под руководством обезьян».

 

ВСЕ ЗНАТЬ НЕЛЬЗЯ, НАДО УМЕТЬ УЗНАВАТЬ!

Возвращаясь к сохранённым принципам системы обучения в отряде космонавтов, уместно заметить, что это не только многие годы обучения и сотни экзаменов и зачётов, но и предварительный отбор. В числе его инструментов есть тест, когда кандидату предлагается изучить менее чем за пару дней несколько сот страниц и сдать экзамен по этому фолианту.

Те, кто выходит на такой экзамен, - это люди, способные за короткое время вычленить суть проблемы из вороха информации и приступить к её решению, опираясь на умение задавать вопросы. Когда-то этому учила система Физтеха.

Предлагая её государству и получив под её проект хорошие, как бы теперь сказали, инвестиции, отцы-основатели обещали готовить инженеров, которым нужна неделя для того, чтобы разобраться в сути проблемы и начать её решать.

Отцы-основатели не обманули государство, и страна получила ракеты разного назначения, атомный флот, включая ледоколы для Севморпути, вычислительную технику и АСУ для Госплана.

В связи с этим уместно заметить, что в упомянутой ранее фразе с упрёком в сторону Бауманки, МИФИ, МГУ возможно также скрыто непонимание автором принципов работы на острие прогресса. Возможно, там, где сегодня бизнес пытается применить микроскоп для забивания гвоздей, никакого прогресса нет, а есть лишь попытка делать бизнес, сохраняя то же мышление и тот же подход, который привёл к проблемам.

Исправление ситуации с подготовкой ИТ&ИБ кадров в высшей школе – это дорога с двусторонним движением.

Высшая школа должна быть избавлена от превращающейся в самоцель административно направляемой волатильности принципов и вернуться к демократичной подготовке инженерной элиты; подготовке тех, кто способен и готов творчески решать проблемы, если те вдруг начинают выбиваться из регламентов, умея уверенно разбираться в самих регламентах и создавать новые.

Нынешний же работодатель должен понять, что интеллект нельзя заменить только ремеслом. А также признать то, что лафа кончилась и кадровый ресурс СССР исчерпан.

Для подготовки новых инженеров придётся искать и отцов-основателей, и отбирать абитуриентов, и тратить большие деньги на образование. Возможно, шанс ещё есть. По крайней мере, «ничего не потеряно, пока не потеряно всё» (Гёте).

Смотрите также