22 июля, 2015, BIS Journal №2(17)/2015

Импортозамещение: реакция на угрозы или особый тип государственной стратегии


Кузьмин Алексей

Доктор физико-математических наук, профессор, академик (Академия криптографии РФ)

Романов Александр

Доктор технических наук, главный специалист (ОАО «Концерн «СИСТЕМПРОМ»)

Решение проблемы замещения импорта в сфере ИКТ и электроники требует изменения экономической политики — усиления роли государства

В статье рассмотрена ситуация в экономике, определяемая как голландская болезнь. Показано, что выход за рамки сырьевых секторов требует значительных усилий и концентрации на прорывных или критических технологиях, базирующихся на выдающихся открытиях и изобретениях, внедрение которых дает многократный прирост эффективности и (или) многократное снижение затрат сразу в нескольких научно-технологических областях. Одна из задач импортозамещения — снижение косвенного импорта, импортоёмкости ВВП и экспорта. Представлены федеральные целевые программы, определяющие комплекс мер по развитию микроэлектроники, электронной промышленности и информационных технологий на ближайшую перспективу. Показано в ретроспективе развитие электроники в Российской империи, Советском Союзе и современной России. Импортозамещение в Советском Союзе и современной России — естественная реакция на внешние угрозы, подкреплённая соответствующими документами федерального уровня.

Ключевые слова: политика импортозамещения, добавленная стоимость, импортоёмкость продукции, государственное планирование, федеральные целевые программы.

 

Развитие теоретической базы политики импортозамещения связано с поиском ответа на вопрос, как уменьшить разрыв между индустриально развитыми и развивающимися странами. История импортозамещения в мире насчитывает уже более полутора веков, но споры о целесообразности такой стратегии, её положительных сторонах и недостатках продолжаются и поныне.


СРЕДСТВО ПРОТИВ «ГОЛЛАНДСКОЙ БОЛЕЗНИ»

Все развитые страны перед достижением своей высокой конкурентоспособности проходили через некий аналог закрытости. Пример — известное «бостонское чаепитие» в 1773 году, с которого началась война за независимость в США: американцы выбросили английские товары в море — ни что иное как начало протекционизма [1]. Страны Западной Европы и США впервые воспользовались стратегией импортозамещения еще в середине XIX для поддержки собственной промышленности. В развивающихся странах она получила широкое распространение в середине XX века [2].

Таким образом, неоспоримы факты, что стадию импортозамещения прошло большинство из развивающихся стран, в том числе и «новые индустриальные страны» (НИС). Для латиноамериканских НИС — Бразилии, Аргентины, Мексики — стратегия импортозамещения сыграла свою положительную роль, позволив им создать диверсифицированную национальную экономику и занять достойное место в мировом производстве ряда важнейших товаров [2,3]. Был предприняты ряд мер для снижения цен на продукцию отечественного производства, а средства, удержанные таким образом в регионе, направлялись на модернизацию промышленности. География применения данной стратегии со временем расширилась на страны Азии и Африки.

Другой регион, который стремительно развивался в это время — Азия (Тайвань, Южная Корея и др.). Эти страны также в начале своего развития непродолжительный период времени опирались на политику импортозамещения, что позволило им укрепить национальную экономику и создать базис для реализации экспортно ориентированной стратегии. Таким образом, мировой опыт показал, что стратегия развития импортозамещающего производства сыграла важную роль в экономическом прогрессе как промышленно развитых стран, так и ряда развивающихся стран.

Что касается российской экономики, то после 1980-х годов она оказалась в ситуации, определяемой как голландская болезнь. Этот эффект получил свое название после открытия Голландией месторождений природного газа в 1959 году. Рост экспорта газа привёл к увеличению инфляции и безработицы, падению экспорта продукции обрабатывающей промышленности и темпов роста доходов в 1970-х годах. Рост цен на нефть в середине 1970-х — начале 1980-х годов вызвал подобный эффект, «ресурсное проклятие», в Саудовской Аравии, Нигерии и Мексике.

В сырьевых отраслях после начала активной эксплуатации ресурсов возникают более высокие прибыли, зарплаты и т. д., чем в других отраслях, и происходит перекос структуры внутреннего валового продукта (ВВП) и экспорта в сторону сырьевых отраслей, тогда как обрабатывающая промышленность теряет конкурентоспособность [1]. Россия не одинока в этой ситуации: «ресурсное проклятие» давит на десятки стран. Но примеров выхода из такой ситуации немного, их можно пересчитать по пальцам.

Дело в том, что преодоление «ресурсного проклятия» требует значительных усилий по выходу за рамки сырьевых секторов путём концентрации и стимулирования развития прорывных или критических технологий. Они, как правило, базируются на выдающихся открытиях и изобретениях, внедрение которых дает многократный прирост эффективности и (или) многократное снижение затрат. Причём сразу в нескольких научно-технологических областях, связанных с конкретными областями социально-экономической деятельности [4]. Для таких технологий характерен рост производительности, а не снижение, как у сырьевых.

УЧИТЬСЯ НА ЧУЖИХ ОШИБКАХ

Но, тем не менее, НИС не смогли создать прочных предпосылок для преодоления отставания от промышленно развитых стран. Без опережающего роста экспорта латиноамериканские НИС не обеспечили требуемую модернизацию своей экономики, им не удалось осуществить концентрации на прорывных технологиях. В итоге темпы экономического роста оказались недостаточными для решения внутриэкономических проблем. Одновременно обострились и внешние проблемы: невысокий рост экспорта способствовал увеличению дефицита платёжного баланса, потребностей во всё новых кредитах.

Технологическое отставание при такой политике закреплялось, поскольку в эти страны импортировались не самые передовые техника и технологии из промышленно развитых стран. В конечном итоге политика импортозамещения, реализованная странами Латинской Америки — в 1950-е годы она была начата, к 1980-м годам в целом показала свою неэффективность — привела к снижению эффективности национальных производителей. Этим странам так и не удалось выйти на уровень промышленно развитых стран.

Очевидно, что в аналогичной ситуации в настоящее время находится и Россия. При формировании и проведении политики импортозамещения необходимо избежать ошибок, допущенных странами Латинской Америки. К тому же у России возникли геополитические проблемы, угрожающие прекращением поставок в Россию зарубежных технологий. Продолжает увеличиваться технологический отрыв ведущих держав мира и наращивается противодействие созданию конкурентоспособных товаров и услуг.

Импортозамещение, безусловно, эффективно при ориентации на экспортную составляющую и может выступать в качестве переходного этапа к ней. В этом случае основной целью должна быть максимальная интеграция в мировое разделение труда, концентрация на производстве тех товаров, которые у нас наиболее конкурентоспособны. Если говорить про российский экспорт и его структуру, то надо понимать, что в высокотехнологичных отраслях экспортируются готовые товары (например, виды вооружений), а импортируется, в основном, сырьё, комплектующие части (товары более низкой технической обработки).

При такой структуре Россия должна обеспечивать себя валютой за счет экспорта, но этого не происходит, так как у российской продукции высокая импортоёмкость. А наращивание объёмов экспорта и ВВП влечёт за собой прирост импорта. Именно поэтому работа по снижению импортоёмкости продукции является очень важной и актуальной, поскольку нерешённость этой задачи приведет к тому, что при экономическом росте страны наши макроэкономические проблемы будут только усложняться. И одна из задач импортозамещения — снижение косвенного импорта, импортоёмкости ВВП и экспорта.

В передовых в экономическом смысле странах добавленная стоимость у промышленной продукции находится на уровне 40–45%, а в России — 20–25%. Но такая низкая добавленная стоимость не позволяет окупить валютные затраты. Поэтому актуальна задача повышения добавленной стоимости, что практически может означать увеличение стоимости продукции. Но это можно сделать только при конкурентоспособности наших товаров — при хорошем качестве, брендированности, узнаваемости и т. д. Соответственно, для этого требуется модернизация производств и применение передовых механизмов продвижения товаров, интеграция в международные товаропроводящие сети [5].

КОНЦЕНТРАЦИЯ НА ИКТ И ЭЛЕКТРОНИКЕ

Как избежать ошибок политики импортозамещения, реализованной странами Латинской Америки? По всей видимости, при формировании отечественной политики импортозамещения необходимо сконцентрироваться на научно-технологическом направлении ИКТ и электронике. Ведь масштаб влияния информационной сферы в индустриально развитых странах существенно превосходит сугубо отраслевые эффекты и является одним из важнейших факторов, способствующих решению ключевых задач политической, экономической, оборонной, технологической и других составляющих национальной безопасности.

По данным Всемирного экономического форума, индекс конкурентоспособности экономики государств имеет высокий уровень корреляции с индексом развития в странах информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) [6]. Такое позиционирование проблемы импортозамещения особенно актуально для России, уровень производственных технологий и отраслей которой отстает от уровня государств, с которыми она взаимодействует.

Можно предположить, что при наличии большого количества плодородных земель, при соответствующем финансировании и развитии частного предпринимательства наша страна способна минимизировать продовольственные проблемы от снижения поставок импортного продовольствия. Но не хлебом единым живет Россия. В наукоёмких отраслях такими методами решить аналогичные проблемы нельзя.

Стране, которая производит и экспортирует самое современное оружие (так, в 2013 году экспорт российских товаров и услуг по линии военно-технического сотрудничества превысил $ 15,7 млрд [7]), претендует на развитие современного гражданского авиастроения, автомобилестроения, локомотивостроения, атомной промышленности и других наукоёмких производств, не обойтись без конкурентоспособной электроники и ИКТ. Ключевая проблема, сдерживающая развитие отечественной микроэлектроники и ИКТ — это узкий внутренний рынок страны, к тому же в течение десятилетий занятый зарубежными электронными и информационно-технологическими гигантами, вытеснить которых совсем непросто.

При экстремальном развитии событий и применении санкций России в ближайшие годы придётся полагаться только на собственные силы, вопрос о возможной международной кооперации в ряде сфер в ближайшее время остаётся большой проблемой. В особенности в разработке и производстве не только радиационно-стойких микросхем и полупроводниковых приборов для спутниковых систем, но и электронных компонентов для военного применения, информационных и программных технологий [8].

Как видим, идея импортозамещения в условиях нарастания западных санкций приобрела реальные очертания. Президентом России в Ново-Огарёво на встрече с членами правительства и руководителями военно-промышленного комплекса (ВПК) 28 июля 2014 года была поставлена амбициозная задача: освободиться от зарубежной зависимости по ключевым оборонным направлениям. Заявлена самая серьёзная для России задача с момента развала СССР. Ведь с того времени экономика страны вообще и ВПК в частности утратили свою прежнюю макротехнологическую «замкнутость» и «цикличность» [9]. Кроме того, опыт развития России и стран Восточной Европы в 1990-е годы показал, что даже менее эффективное (в сравнении с лучшими мировыми практиками) производство все-таки лучше для страны, чем его отсутствие.

ЗАДАЧА ЛОКАЛИЗАЦИИ ПРОИЗВОДСТВА

В условиях возрастающей изолированности России от экономически развитых европейских стран и США такая реакция на угрозы вполне естественна. Аналогичную позицию в свое время занимал И. В. Сталин в отношении угроз СССР, которые готовились Североамериканскими Соединенными Штатами (САСШ).

Так, в письме к Серго Орджоникидзе от 9 сентября 1931 года он, занимая в то время пост Генерального секретаря ЦК ВКП (б), писал: « … Пора понять, что мы стоим перед финансово-валютной грозой, которую организуют САСШ против нас и против которой обязаны мы, большевики, принять самые свирепые меры. … Я думаю, что мы никогда не найдем выхода и у нас никогда не будет достаточного количества стали, осей, колес и т. п., если не сведем теперь же к минимуму импорт этих предметов, если не организуем теперь же производство этих предметов у нас, если не нажмём теперь же на свой собственный хозаппарат и не заставим его выполнить многократные решения ЦК об организации производства стали в большом масштабе на своих собственных заводах… хозаппарат надеется на то, что ЦК даст согласие на дополнительный импорт. … Что лучше: нажать на государственную валютную кассу, охраняя спокойствие хозаппарата, или нажать на хозаппарат, охраняя интересы государства? Я думаю, что последнее лучше первого…» [9].

Запад даже в лучшие годы взаимоотношений отказывался поставлять России новейшие элементную базу, микроэлектронику, информационные и программные технологии. Выход был найден не в модернизации собственного ВПК, а в развитии военно-технического сотрудничества (ВТС) с «азиатскими тиграми», развившими к этому времени соответствующие современные технологии. В результате российская военная электроника и информационные технологии, в том числе применяемые при создании самой современной боевой техники, оказалась в полной зависимости от поставок из Южной Кореи и Малайзии — сателлитов США в Восточной и Юго-Восточной Азии.

Примечательно, что совещание в Ново-Огарёво было созвано практически сразу после того, как Вашингтон официально обратился к Сеулу с призывом прекратить ВТС с Моск­вой. Ситуация для США максимально упростилась в связи с тем, что многими предприятиями, «завязанными» на Россию, руководят американские граждане. Тем не менее заявление Президента РФ в Ново-Огарёво — это серьезный посыл к развитию теоретической и практической базы экономически обоснованной отечественной политики импортозамещения, связанной с поиском подходов к уменьшению разрывов между индустриально развитыми странами и Россией, с формированием национальной модели импортозамещения и созданием системы стимулов, способных поддержать национальное производство импортозамещающей продукции, одновременно стимулируя ее экспорт [10].

Реакция на внешние и внутренние угрозы обозначена. Но поддержана ли эта реакция обоснованной, взвешенной политикой импортозамещения? По всей видимости, не в полной мере. Ведь в качестве системообразующего научно-технологического направления, как отмечалось ранее, в этой политике импортозамещения должны быть представлены ИКТ и электроника.

НОРМАТИВНАЯ БАЗА ВОЗРОЖДЕНИЯ ОТРАСЛИ

Но в современной России, надо признать, основные сегменты этого приоритетного научно-технологического направления — промышленная электроника, микроэлектроника, индустрия ПО и информационных технологий — практически выродились и фактически являются частью сегментов рынков развитых зарубежных стран из-за разрывов в отечественных инновационных циклах (не надо интерпретировать такую ситуацию как интеграцию в глобальные рынки ИКТ). Стратегия нашего государства, связанная с формированием и реализацией эффективной политики импортозамещения, таким образом, в современных условиях представляет серьезную проблему.

На становление и развитие сегментов рынков ИКТ и электроники в России направлен комплекс мер, определённых в документах федерального уровня, определяющих развитие микроэлектроники, электронной промышленности и информационных технологий на ближайшую перспективу. В области микроэлектроники и электронной промышленности такими основными документами являются:
  • «Стратегия развития электронной промышленности России на период до 2025 года»;
  • Федеральная целевая программа «Развитие электронной компонентной базы и радиоэлектроники» на 2008–2015 годы;
  • документы по ГЛОНАСС;
  • «Разработка, восстановление и организация производства стратегических, дефицитных и импортозамещающих материалов и малотоннажной химии для вооружения, военной и специальной техники на 2009–2011 годы и на период до 2015 года»,
  • «Развитие оборонно-промышленного комплекса Российской Федерации на 2007–2010 годы и на период до 2015 года», подпрограмма «Создание электронной компонентной базы для систем, комплексов и образцов вооружения, военной и специальной техники».
В области индустрии отечественного ПО и информационных технологий это следующие документы:
  • План перехода федеральных органов исполнительной власти и федеральных бюджетных учреждений на использование свободного программного обеспечения на 2011–2015 годы, утвержденный распоряжением правительства в декабре 2010 года; базируется на утвержденной в октябре 2010 года госпрограмме «Информационное общество (2011–2020 годы)», в которой речь идет, в частности, о создании Национальной программной платформы (НПП);
  • Стратегия развития отрасли информационных технологий в Российской Федерации на 2014–2020 годы и на перспективу до 2025 года (утверждена Распоряжением Правительства РФ от 1 ноября 2013 года № 2036-р).
В результате реализации предлагаемой государственной и экономической стратегии импортозамещения в идеале должен быть в порядке первоочерёдности воспроизведён замкнутый макротехнологический цикл отечественного рынка ИКТ и электроники, обеспеченный соответствующими научно-промышленными зонами (технопарками) и инновационными инфраструктурами.

Следовательно, перечисленные ранее государственные программные документы в сфере развития ИКТ и электроники должны рассматриваться как взаимоувязанный базовый стратегический комплекс мероприятий. Их реализация в сложившейся геополитической и экономической ситуации позволит эффективно противодействовать внешним и внутренним угрозам информационной безопасности, обеспечить достаточный уровень технологической независимости России от зарубежных стран в важнейших социально-экономических отраслях.

ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ ОПЫТ РАЗВИТИЯ РАДИОЭЛЕКТРОНИКИ

Но каковы шансы по сути заново возродить отрасль микроэлектроники, промышленной электроники и информационных технологий? О чём свидетельствует богатый исторический опыт? Начнем с того, что Российская империя вступила в ХХ век далеко не самой развитой страной, вопреки распространенному сейчас представлению о «России, которую мы потеряли». Если брать, например, тогдашнюю электронику, то в 1913 году в США имелось 3,035 млн абонентов телефонной сети, в Германии — 797 000, а в России — всего 97 000 абонентов [11].

Первая мировая и Гражданская войны отбросили Россию ещё дальше от развитых стран. Индустриализация 1930-х годов помогла этот разрыв резко сократить. Но в области радиоэлектроники он оставался огромным, хотя и было построено несколько предприятий по производству радиоэлектронной аппаратуры. По словам председателя Радиокомитета при Совмине СССР А. А. Пузина, страна перед Второй мировой войной являлся отсталой в области радиофикации. Так, в Англии на то время имелось 10 млн радиоприемников, в США — 50 млн, а в СССР — всего около 500 000. Ещё значительнее было отставание в области радиолокации. Хотя понимание роли современных средств массовой информации тогда у властей вроде бы было. Не случайно именно в 1930-е в Союзе была построена одна из мощнейших радиостанций мира — имени Коминтерна.

Настоящий подъем развития радиоэлектроники и радиолокации в Советском Союзе начался после окончания Второй мировой войны, чему способствовали и существенные поставки целых заводов из Германии по репарациям. Параллельно было начато восстановление разрушенных и строительство новых заводов. На работу в СССР были мобилизованы и немецкие специалисты. В 1946 году появилось Министерство промышленности средств связи, отвечавшее за развитие радиоэлектроники. В том же году Совмин СССР принял грандиозное по масштабам постановление «Вопросы радиолокации», в котором предусматривалось развитие как самой радиоэлектроники, так и сопутствующих отраслей — от производства специальных сортов стали до выпуска специальных сортов бумаги [11].

О том, как трудно жил СССР после войны, и в каких условиях приходилось развивать одну из самых современных отраслей промышленности, хорошо известно. И тем не менее, через десять лет страна запустила спутник, создала ракетно-ядерный щит, неотъемлемой частью которого была электроника самого высокого уровня. Параллельно развивалась и бытовая электроника, в первую очередь радио и телевидение. А ведь нужно было параллельно продолжать развивать ламповую радиоэлектронику и переходить на полупроводники, причем в условиях растущей изоляции от западного опыта.

Добили микроэлектронику и индустрию программного обеспечения резко изменившиеся финансовые условия после краха Советского Союза. За первое десятилетие экономических реформ (1990-е годы) от былых успехов и достижений советской электроники почти ничего не осталось. А в результате крайне поспешной, недальновидной и экономически неэффективной приватизации отдельные предприятия опустились до уровня субконтрактных партнёров низкотехнологичных азиатских фирм.

Справедливости ради заметим, что некоторым компаниям, в первую очередь ОАО «НИИМЭ и Микрон», объединившему известные зеленоградские предприятия, удалось возродиться к новой жизни. В том же Зеленограде существует несколько новых компаний, например «Элвис», НТ-МДТ, созданных бывшими сотрудниками старых советских фирм и уже занявших достойное место даже на мировом рынке. Но тем не менее большую электронику и отечественную индустрию в современной России все таки предстоит создавать заново [11].

ТУПИК КОПИРОВАНИЯ — «ОБРАТНОЙ ИНЖЕНЕРИИ»

Стратегия создания отечественной отрасли ИКТ и электроники путём копирования зарубежных аппаратно-программных платформ также была апробирована в СССР и не имела успеха. В СССР к началу 1970-х годов наметилась тенденция к тотальному воспроизводству зарубежных технологий и зарубежных образцов, ориентация компьютерных платформ на клоны IBM/360 и PDP/11. Что, с одной стороны, вроде бы ускоряло процесс освоения новой техники, но с другой — консервировало отставание. Предполагалось, что и в программировании можно обеспечить качественный скачок путём копирования западных аппаратных платформ, сэкономив при этом финансовые средства.

В результате в СССР в микроэлектронике утвердился «метод обратной инженерии» — послойного анализа и воспроизведения американских микросхем. Это убивало на корню творческие возможности отечественных разработчиков, а когда началась эпоха сверхбольших интегральных схем (СБИС), как раз на пороге 1980-х, такое развитие и вовсе стало практически невозможным. В итоге отставание нарастало уже катастрофически, хотя темпы роста отрасли в 1985–1987 годах доходили до 25% в год. А отставание в электронике вело к отставанию в машиностроении, связи, вычислительной технике, радио, телевидении, интернете, информационных и программных технологиях. И это несмотря на то, что к концу 1960-х годов советская школа программирования находилась на мировом уровне и в промышленной разработке программ, и в научных исследованиях [12].

Таким образом, достаточного позитивного опыта (по сравнению с экономически развитыми странами) в сфере самостоятельного создания и совершенствования отечественной отрасли ИКТ и электроники у нашей страны маловато. Но даже такая стратегия требовала развития полноценной технологической базы. Важным шагом на этом пути было создание зеленоградского Научного центра, который стал головной организацией на новом этапе развития электроники — теперь уже микроэлектроники. Принятая схема концентрации всех направлений развития микроэлектроники — от технологий и оборудования до микросхем — на одной площадке и под единым руководством, возможно, самое удачное решение советского руководства по развитию микроэлектроники.

В современной России зависимость производителей гражданской и военной техники от импортных электронных компонентов, учитывая существующие реалии, не уменьшается, несмотря на значительный объём государственного финансирования в рамках федеральных целевых программ развития электронной промышленности в последние пять лет. Нет ощутимых результатов и в сфере создания национальной программной платформы.

Соглашаясь с проблемами, которые возникают в сфере ИКТ и электроники из-за США, тем не менее не следует считать, что место России в этой области предопределено. Нужен только чёткий последовательный план государственного развития этой сферы как системообразующей в общей стратегии политики импортозамещения. К сожалению, в России такого плана нет. И чем позже такой план появится, тем дольше, дороже и сложнее будет его реализация.

Поэтому имеет смысл скоординировать и откорректировать соответствующие государственные программы в части ИКТ и электроники. Таким образом, чтобы они действительно представляли собой взаимоувязанный базовый стратегический комплекс мероприятий. Который позволит эффективно реализовать государственную и экономическую стратегию импортозамещения и обеспечит поддержкой национальное производство импортозамещающей продукции, одновременно стимулируя её экспорт. В рамках федеральных целевых программ имеет смысл рассмотреть и альтернативные подходы, в основе которых лежит идея концентрации внимания на микроэлектронных продуктах и программных технологиях, вызывающих интерес у разработчиков электронной аппаратуры и предоставляющих возможность добиться мирового лидерства [13].

Более того, в такой области, как ИКТ и электроника, необходима определённая структура в государстве, которая это направление будет вести. Иначе эффективная реализация политики импортозамещения в России останется проблематичной. Наверное, в автомобилестроении без этого можно обойтись, но в сфере ИКТ и электроники как системообразующем элементе в государственной стратегии импортозамещения — это абсолютно необходимо [14].

СМЕНА ВЕКТОРА ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ

Заметим, что эффективность решения проблемы импортозамещения в нашей стране напрямую связана с изменением экономической политики и усилением роли государства. Сейчас государства «не должно быть» в экономике, всё отдано в частные руки, свободные границы для капитала и т.д… Но в соответствии с положениями кейнсианства (английский экономист Джон Кейнс — один из основателей макроэкономики как самостоятельной науки, создатель оригинальной теории вероятностей), рыночная экономика не может саморегулироваться, необходимо вмешательство государства. Идеи Кейнса способствовали существенной перестройке капитализма, превращению его, по сути дела, в смешанную систему. Действие рыночного механизма, заключённое в цивилизованные рамки законов и общепринятых правил, было увязано с государственным регулированием экономики [15, 16].

«Свободная рука рынка» не может всё расставить на свои места. И в развитых странах государство активно участвует в экономических процессах, — и в регулировании внешнеэкономических связей, и через налогообложение, бюджетные расходы, планирование, госинституты и пр. В то же время важное значение для развития экономики имеют условия ведения бизнеса. Привлечение частных компаний отрасли к разработке новых модулей с использованием российских и доступных зарубежных компонентов при соответствующем государственном регулировании будет способствовать появлению многих инноваций, которые могут быть использованы в разработке и производстве коммерческой продукции [17].

Изучая взаимоотношения государства и частного сектора, следует обратить внимание на азиатский опыт, являющийся в настоящее время наиболее эффективным, т. к. он позволяет достичь наибольших темпов роста. Кроме того, он вобрал в себя и советский, и капиталистический опыт. Кстати, в 2013 году Центральный Комитет Коммунистической партии Китая принял пакет либеральных реформ, в случае реализации которого экономика страны к 2020 году станет полностью рыночной — тоже важный вопрос для анализа. Хотя Китай делает это в условиях, когда благодаря государственному направленному воздействию его экономика стала конкурентоспособной на мировом уровне.

Не надо забывать, что успехи советского периода развития электроники в первую очередь основывались на возможностях, которые давала плановая система для концентрации ресурсов на важнейших направлениях промышленного развития. Это позволило в условиях ограниченности ресурсов относительно успешно соревноваться практически со всем миром, по крайней мере, в военной электронике. Напомним также, что на старте гонки мы были очень бедной страной, решившей соревноваться со всем миром. Провалы, в известном смысле, имели те же корни: концентрация ресурсов лишала отрасль столь необходимой конкуренции, возможности осуществлять самостоятельные разработки. Зацикленность на военных заказах лишала отрасль источников развития и идей.

Говоря об эффективности проводимой в России политики импортозамещения, неизбежно возникает вопрос о Государственном планировании (в СССР — это Госплан) или его аналоге (в связи с необходимостью определения приоритетных отраслей, планирования, обеспечения их развития, контроля). Также нужно учитывать его функцию взаимодействия/курирования научно-исследовательских институтов, которые должны разрабатывать прорывные технологии. Рецепт успеха, если брать в самом укрупнённом виде — импортозамещение плюс государственное планирование, деятельность которого выходит далеко за рамки импортозамещения.

Проводя политику импортозамещения, необходимо поменять стратегию и тактику управления высокотехнологичными секторами экономики — в первую очередь, в сфере ИКТ и электроники. Экономисты-теоретики рассуждают и пишут о том, с помощью каких инструментов нужно обеспечить развитие технологичных отраслей, но в реальности в нашей стране эти меры абсолютно не сработали: наряду с макроуровнем управления (нынешняя модель обеспечения серийности инновационной продукции крупными корпорациями) ключевое значение имеет микроуровень — где происходят сбои в реализации перспективных проектов.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Все экономически развитые страны перед достижением своей высокой конкурентоспособности проходили через некий аналог закрытости, импортозамещения. Российская экономика больна голландской болезнью — зависимостью от сырьевых секторов. Выход за рамки сырьевых секторов требует концентрации на прорывных или критических технологиях, базирующихся на выдающихся открытиях и изобретениях. Их внедрение даёт многократный прирост эффективности и (или) многократное снижение затрат. Причём сразу в нескольких научно-технологических областях, связанных с конкретными областями социально-экономической деятельности — в условиях развития информационного общества это, безусловно, сфера ИКТ и электроники.

Активизация политики импортозамещения в современной России — это естественная реакция на условия экстремального развития событий и применения санкций, угроз прекращения поставок зарубежных технологий: России в ближайшие годы придётся полагаться только на собственные силы. Реакция на угрозы должна опираться на сбалансированную государственную политику импортозамещения, заключающуюся в корректировке и координации действующих государственных программ в части развития отечественных ИКТ и электроники. Которые должны на деле представлять собой взаимоувязанный базовый стратегический комплекс мероприятий, позволяющий эффективно реализовать государственную и экономическую стратегию импортозамещения. А также поддерживать национальное производство импортозамещающей продукции, одновременно стимулируя её экспортные возможности.
 

Эффективность решения проблемы импортозамещения в нашей стране напрямую связана с изменением экономической политики и усилением роли государства. Только возможности государственной плановой системы позволят сконцентрировать ограниченные ресурсы на системообразующем в общей государственной политике импортозамещения научно-технологическом направлении ИКТ и электроники.


ЛИТЕРАТУРА
  1. http://voprosik.net/slozhnosti-importozameshheniya-v-rossii
  2. Лукьянчук, Е. Импортозамещение: зарубежный опыт / Е. Лукьянчук // Еженедельник АПТЕКА. — 18.04.2011. — № 786 (15). — С. 19–20.
  3. http://www.rusnauka.com/12_KPSN_2012/Economics/16_108769.doc.htm.
  4. Эннс В. Как нам обустроить российскую микроэлектронику //  ComNews. Новости телекоммуникаций, вещания и ИТ • ежедневная интернет-газета
  5. http://www.russianelectronics.ru/leader-r/32149/doc/60492
  6. http://www.bel-jurist.com/page/import-substitution
  7. Стратегия развития отрасли информационных технологий в Российской Федерации на 2014–2020 годы и на перспективу до 2025 года (утв. распоряжением Правительства РФ от 1 ноября 2013 г. № 2036-р)
  8. Россия берет курс на импортозамещение//Кремль-9, № 4 (88), 2014, С.38
  9. Боднарь Д. Микроэлектроника России. Консервация или вынужденная перезагрузка 3.0? // Журнал «Электронные компоненты», 2014 г., № 4 http://www.syntezmicro.ru/uploadshttps://journal.ib-bank.ru/files/pub/Article13.pdf
  10. Концепция импортозамещения — нереальные задачи в нереальные сроки / Сергей Балмасов // Интернет-газета «В Кризис.ру», 19 Августа 2014
  11. http://azart-ude.livejournal.com/931864.html
  12. Российская электроника на исторических качелях / Александр Механик // «Эксперт», №7 (933), 9 фев 2015б 00:00 http://expert.ru/expert/2015/07/rossijskaya-elektronika-na-istoricheskih-kachelyah
  13. Богатырев Р. Портреты великих. Эдгар Дейкстра // Мир ПК № 5–2007, http://www.osp.ru/pcworld/2007/05/4269504
  14. Импортозамещение для космических аппаратов // Военно-промышленный курьер, 15.04.2014 http://vpk.name/news/108674_Importozameshenie_dlya_kosmicheskih_apparatov.html
  15. Механик А. У волны растут мозги, глаза и руки // «Эксперт», № 25 (808) 25 июн 2012, 00:00 http://expert.ru/expert/2012/25/u-volnyi-rastut-mozgi-glaza-i-ruki
  16. Хасбулатов Р. В нашей стране не должно быть миллиардеров // Комсомольская правда, 22.11.2014
  17. Скидельски Р. Кейнс. Возвращение Мастера / Пер. с англ. О. Левченко; науч. ред. О. Замулин. — М.: ООО «Юнайдет Пресс», 2011. — 253 с. — (Экономика для неэкономистов). — ISBN 978–5–904522–92–6
  18. Покровский И. Как соскочить с электронной иглы // «Эксперт», № 41 (823) 15 окт 2012, 00:00 http://expert.ru/expert/2012/41/kak-soskochit-s-elektronnoj-iglyi

 

 

Смотрите также

Крымские мысли

1 августа, 2014
Подпишись на новости!
Подписаться